Максим (1_9_6_3) wrote,
Максим
1_9_6_3

Category:

Хроника Московской жизни 1901-1910 гг.

14 января (27 января по новому стилю)

«…Германская колония праздновала день рождения императора Вильгельма II: сначала торжественным богослужением в евангелическо-лютеранской церкви св. апостолов Петра и Павла на Маросейке, потом – банкетом в «Славянском базаре».

Открыто новое помещение реального училища К.К.Мазинга в его собственном доме, на углу Знаменского и Антипьевского переулков…»

Московские ведомости. 1901. 15 января

«…Московскому гарнизону отдано распоряжение, предписывающее рассеивать собирающиеся толпы без применения оружия…»

Новости дня. 1906. 14 января

«…Днем бывший градоначальник, генерал-лейтенант барон Г.П. фон Медем прощался с чинами московской полиции и градоначальства.

Из Казани прибыл вновь назначенный московский градоначальник генерал-майор А.А.Рейнбот и приступил к служебным обязанностям.

Во всех средних учебных заведениях Москвы возобновились занятия…»

Московский листок. 1906. 15 января

«…В оценочной комиссии Управы рассматривалась претензия причта Бутырской церкви о вознаграждении за земли, отчужденные для соединительной ветки Брестской дороги, т.к. из-за высокой железнодорожной насыпи доходность соседних церковных участков, по его мнению, упала. Представленные копии с арендных договоров удостоверили только в том, что арендная плата уменьшилась в связи с маломерностью участков. Ходатайство причта отклонено…»

Голос Москвы. 1910. 15 января


А.А.Рейнбот

Об Анатолии Анатольевиче Рейнботе...


Из статьи Г.Наумовой «Забытый градоначальник Москвы», Московский журнал, 01.12.2003

Анатолий Анатольевич Рейнбот родился 4 февраля 1868 года в семье потомственного дворянина, кадрового военного, капитана в отставке Анатолия Анатольевича Рейнбота и дочери инженера-технолога Ольги Григорьевны Неверовой. Пройдя полный курс наук в Александровском кадетском корпусе и Михайловском артиллерийском училище, Рейнбот начинает свою военную карьеру в 37-й артиллерийской бригаде в звании подпоручика. После двух классов Академии Генерального Штаба он 6 декабря 1895 года производится в штабс-капитаны, а в декабре 1899 года вновь командируется в Академию для прохождения дополнительного курса. Его карьера стремительна. В мае 1901 года Рейнбота назначают обер-офицером для особых поручений при Канцелярии Финляндского генерал-губернатора с зачислением по гвардейской пешей артиллерии. В 1903 году он уже ландс-секретарь самой маленькой финской губернии – Нюландской, через год – полковник.
В августе 1905 года последовало назначение на должность штаб-офицера для особых поручений V класса при Финляндском генерал-губернаторе. Далее по рекомендации Председателя Совета министров С.Ю.Витте А.А.Рейнбот становится казанским губернатором. "Рейнбот в то время вел отлично дело, водворил спокойствие, не прибегая ни к каким исключительным положениям, всюду показываясь сам и везде ездивши по губернии", - писал Витте о своем протеже.
И вот 7 января 1906 года Рейнбот назначается московским градоначальником с производством в чин генерал-майора. Под впечатлением событий первой русской революции правительство с 1 января 1905 года выделило Москву в специальное градоначальство, предоставив главе этого ведомства широкие административно-полицейские права. Должность обер-полицмейстера, в ведении которого ранее находилась полиция, была упразднена. Для надзора за Московской думой и управой при градоначальнике создавалось Особое по городским делам присутствие. Он отвечал за охрану общественной безопасности и порядка, контролировал правильность и законность действий городского общественного управления, а также работу типографий, арестантских помещений при полицейских домах, адресных столов, возглавлял Московское по фабричным и горнозаводским делам присутствие.
Градоначальство, разместившееся на Тверском бульваре в доме № 22 (ныне здесь стоит новое здание МХАТа), включало в себя паспортный и адресный столы, цензурный отдел, охранное отделение и другие функциональные подразделения. Газета "Московский листок" подробно описывала вступление генерал-майора Рейнбота в новую должность: "С вокзала А.А.Рейнбот поехал в часовню Иверской Божией Матери, а оттуда в дом градоначальника. В 11 часов он вышел в приемную и обратился к собравшимся с речью: "Я считаю, господа, себя обязанным находиться на службе в течение 24-х часов в сутки. Я Москву недостаточно хорошо знаю, вы же знаете ее лучше меня, и поэтому прошу первое время не оставлять меня своими указаниями и советами; не ошибается тот, кто ничего не делает, возможны и в моей деятельности ошибки. Москва – сердце России, правильное биение этого сердца имеет значение для всей страны, и это еще больше увеличивает ответственность градоначальства и полиции перед правительством и обществом".
В последующие дни Рейнбот неоднократно выступал на встречах с высшими чинами городского и губернского управления, посетил московского генерал-губернатора генерал-адъютанта Ф.В.Дубасова, командующего войсками Московского военного округа генерала от инфантерии Н.Н.Малахова, московского губернатора флигель-адъютанта В.Ф.Джунковского, московского губернского предводителя дворянства князя П.Н.Трубецкого, в Николаевском дворце был принят Великой княгиней Елизаветой Федоровной. Объезжая полицейские участки и пожарные части, неизменно повторял: "Жизнь так разнообразна, конкретные случаи так различны, что никакие законоположения не могут охватить всех проявлений жизни, поэтому полиция, которой так близко приходится сталкиваться с конкретными явлениями жизни, должна обладать известной инициативой: нельзя действовать только по указке – отсутствие инициативы ведет к бездействию. При этом все должны ставить себе непременной заботой благо и спокойствие московского обывателя".
Началась повседневная работа. Ежедневно, кроме неприсутственных дней, Рейнбот принимал самых разных просителей. Прошения на его имя можно было опускать и в особый ящик, установленный у подъезда дома градоначальника. Состояние московской полиции после декабрьского вооруженного восстания 1905 года Рейнбот в рапорте на имя директора полицейского департамента оценивал так: "Состав городовых был совершенно неудовлетворительным, городовые на постах часто находились в штатском платье с пистонным ружьем в руках, к которому не было никаких огнестрельных припасов; полиция была не только не обучена, но и почти безоружна, на 4000 городовых имелось 1332 револьвера старой системы Смита и Вессона, большинство коих в неисправном виде, и ни к чему не пригодные железные шашки по 2 руб. 25 коп. штука".
За время пребывания Рейнбота на посту московского градоначальника полицейские берданки уступили место более солидным трехлинейным ружьям, по его приказу во всех участках завели самовары и чайные приборы, а начальнику резерва стали выдавать наличные деньги на чай и сахар для городовых. Чтобы действия последних отличались большей оперативностью, их снабдили велосипедами. Пожарная команда получила зимнюю одежду, а трудную службу ночных сторожей начали скрашивать выдачей наградных.
В 1906 году Рейнбота наградили медалью Главного управления Российского Общества Красного Креста за активное участие в деятельности Общества во время русско-японской войны, а также с соизволения императрицы Марии Федоровны утвердили почетным членом Московского Совета детских приютов.
Весной 1906 года в России наметился новый подъем революционного движения. 1 мая в Москве стояло более половины предприятий. 24 июля в связи с Свеаборгским и Кронштадтским восстаниями опять забастовали рабочие многих крупных заводов. Страсти подогревались расплодившимися за время смуты газетками либерального толка, со страниц которых неслись откровенные призывы к свержению монархии. 23 апреля 1906 года эсеры бросили в коляску московского генерал-губернатора Ф.В.Дубасова бомбу. От взрыва погиб адъютант Дубасова граф С.Н.Коновницын, сам генерал-губернатор получил ранение. "30 октября 1906 года Москва омрачилась новым злодейским покушением. Когда градоначальник А.А.Рейнбот шел пешком по Тверской, направляясь к церкви св. Василия Неокесарийского на освящение школы и богадельни, в него была брошена бомба, которая по счастливой случайности, перелетев через него, упала на мостовую и взорвалась, не причинив никому вреда. Преступник был схвачен, но в эту минуту успел еще сделать несколько выстрелов из револьвера, тоже никого не задевших Градоначальник продолжал свой путь и только после молебствия вернулся домой, показав стойкое хладнокровие" – писали "Ведомости московского градоначальства и столичной полиции". Этот случай произвел сильное впечатление на ближайшее окружение Рейнбота и на служащих градоначальства, в честь счастливого спасения преподнесших ему икону Иверской Божией Матери, образ святителя Николая чудотворца и папку с адресом. О покушении стало известно государю. 6 декабря, в день тезоименитства Николая II, последовало зачисление чудом избежавшего гибели московского градоначальника в Свиту Его Величества.
Популярность Рейнбота среди москвичей быстро росла. Однако с новым генерал-губернатором С.К.Гершельманом, назначенным вместо Ф. В. Дубасова, отношения у него складывались весьма натянутые. 24 ноября 1907 года Гершельман на основании распоряжения министра внутренних дел лишил Рейнбота дисциплинарной власти над подчиненными. Тот, возмущенный, подал "докладную записку об отчислении от должности", и 12 декабря 1907 года последовало официальное сообщение о снятии градоначальника с занимаемого поста.
Как нередко случается в подобных ситуациях, по Москве пошли слухи и сплетни. Говорили, что отставка А.А.Рейнбота связана с его колоссальным карточным долгом. Тем временем с целью ревизии всей деятельности московского градоначальства в Москву прибыла комиссия Сената. По мнению С.Ю.Витте, недолюбливавшего Столыпина, последний "увидел в Рейнботе своего будущего соперника, и это было не без основания, потому что Рейнбот очень решительный человек, но имеет тормоза, так как он человек умный и довольно культурный, он был в двух военных академиях, тогда как у Столыпина именно этих тормозов не было вследствие его крайней ограниченности. Поэтому Столыпин сочинил сенаторскую ревизию над Рейнботом" (Витте. Воспоминания).
В июле 1909 года началось официальное следствие. Еще раньше А.А.Рейнбот известил временно-командующего Императорской главной квартирой: "Не считая возможным, по существующему обычаю, во время судебного разбирательства оставаться в почетном мундире Свиты Его Величества, вчерашнего числа я подал прошение об увольнении меня от службы". В апреле-мае 1911 года в Москве в судебном присутствии Уголовного кассационного департамента Правительствующего Сената с участием сословных представителей прошло слушание дела бывшего московского градоначальника отставного генерал-майора А.А.Рейнбота и его бывшего помощника отставного полковника В.А.Короткого по обвинению их в должностных преступлениях. Рейнботу инкриминировались нарушения кассовых правил, превышение власти, невыполнение обязательных постановлений по санитарной части и тому подобное. А.А.Рейнбота и В.А.Короткого приговорили к заключению в исправительное арестантское отделение сроком на 1 год с лишением особых прав и привилегий.
Столь суровый приговор для многих явился полной неожиданностью. "Едва председательствовавший. прочитал слова "исправительное арестантское отделение", как в огромном зале заседания пронесся гул, послышались восклицания, кто-то ахнул, порядок сразу нарушился". Учитывая неординарность дела и высокопоставленность подсудимых, итоги расследования представили императору. Окружение Рейнбота не теряло надежды на смягчение приговора. И эта надежда оправдалась: подсудимые были помилованы. В телеграмме на имя Николая II Рейнбот писал: "Дерзаю припасть к стопам Вашего Величества и принести мою всеподданнейшую благодарность за высокую оказанную мне милость. Служа верой и правдой Вам, Государь, и Родине, я был страшно потрясен теми подозрениями, которые тяготели надо мною, и страдания мои увеличивались от возможности потери доверия Вашего Величества. Последняя Ваша милость сделала меня бесконечно счастливым, и я молю Бога, чтобы он дал мне возможность в будущем на деле оправдать Ваше высокое ко мне доверие".
Пока длилось следствие, Рейнбот жил в подмосковном имении Покровское-Рубцово, принадлежавшем З.Г.Морозовой – его второй жене (вдове С.Т.Морозова), с которой он обвенчался в 1907 году. Когда разразилась первая мировая война, отставной генерал, сменив свою немецкую фамилию на Резвый, отправился на передовую. Согласно воспоминаниям В.Ф.Джунковского, в 1915 году Рейнбот служил в Варшаве по санитарной части. Трудно сказать, где находился он в следующем, 1916 году – известно лишь, что этот год ознаменовался его разводом с З.Г.Морозовой.
О последнем периоде жизни бывшего московского градоначальника сведения практически отсутствуют. Есть предположения, что он погиб на фронтах гражданской войны в 1920 году, участвуя в белом движении. Называется и другая дата смерти – 1918 год.
Tags: Рейнбот, хроника Московской жизни - 1900-е
Subscribe

  • Теперь их нет обеих

    28 сентября ............... 10 февраля .

  • Жизнь – собачья!..

    Сегодня – ровно 6 лет, как мы взяли это животное из приюта. Спросите Трулли, как прошли эти 6 лет, – и она старательно втянет щеки, умоляющим…

  • Драма на охоте

    (получасовое дачное развлечение с прологом и эпилогом) Действующие лица: Трулли, собака-трутень Которысь с голубым ошейником (местное…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments