Максим (1_9_6_3) wrote,
Максим
1_9_6_3

Categories:

Рауль Синяя борода, прозванный Дюфи. Часть вторая


Красная скрипка. 1948. 38х53. Париж, частное собрание

«Я вспоминаю арию Моцарта. Кажется, что она возникает сама собой, сделанная из пустяков, из какой-то почти детской грации. Но для того, кто слышит музыку, этот шарм имеет свои секреты, эта очевидная легкость оборачивается непостижимой прозрачностью, в этом полуденном искусстве есть алмазный блеск ночи».
(Пьер Куртьон о Дюфи)



Голубой поезд. 1935. Акварель. Нью-Йорк, собрание А.Ласкера



Интерьер с индийской моделью (Анмавити Понтри). 1930. 81х100. Копенгаген, Королевский художественный музей



Портрет Нико Мазараки. 1932. 81х65. Париж, центр Помпиду



Портрет жены. 1930. 100х81. Ницца, музей Массена



Портрет Амбруаза Воллара. 1930. Офорт



Музыканты. Сер. 1930-х. Карандаш. Частное собрание
(слева направо: Орик, Онеггер, Пуленк за роялем, Макс Жакоб, Фарг, Стравинский)



Оркестр. 1942. 66х81. Париж, галерея Петридес

На обороте одной из своих акварелей с изображением оркестра Дюфи написал:
«Воспроизвести главную тему и тембр ведущего ее инструмента, который выделяется на фоне общего звучания оркестра, сопровождая целую группу инструментов особым световым эффектом и придавая ему особенную форму, ничего общего не имеющую с данным инструментом или музыкантами, а возникающую как абстрактный знак, интерпретирующий музыку исполняемого пассажа. Таким образом, для выделения одинокого тембра флейты высветлить двух или трех флейтистов белым светом или светом зеленого веронеза в виде вспышек. Для гобоя и кларнета подобный же прием с использованием круглого пятна (коричневого, с более светлыми акцентами, голубыми и красными, например). Для скрипок – свободно текущая горизонталь. Такая же горизонталь в противоположном направлении для вторых скрипок. Для виолончелей свободно текущие вертикали. Для тромбонов и труб – цветок клевера, для альтов – облако»



В честь Клода Дебюсси. 1952. 65х73. Гавр, Музей искусств
(Дюфи написал цикл картин в честь великих композиторов – Шопена, Баха, Моцарта…)


«Я погрузился в «Мулен де ля Галет».Это целая диссертация по Ренуару. Я отношусь к ней со всем пылом и делая новую оркестровку этой картины. Результат, мне кажется, будет чем-то удивительным»
(из письма Дюфи Луи Каре, январь 1943)


Огюст Ренуар. Бал в Мулен де ля Галет. 1876. 131х175. Париж, музей Д Орсе


Рауль Дюфи. Мулен де ля Галет (по Ренуару). 1943. 131х160. Париж, галерея Луи Каре

«Ренуар написал двойной танец: во-первых, людей и, во-вторых, прорывающихся сквозь листу световых бликов. И этот второй танец для него, импрессиониста, был не менее важен, – недаром же он отодвинул вальсирующие пары в глубину картины…
Дюфи, который устраняет светотень, а вместе с ней мотив солнечных бликов, который приравнивает свет к цвету и говорит на чистом языке цвета, который, с другой стороны, упрощает и характеристику действующих лиц,.. сосредоточиваясь в своей вариации на чисто живописных, «исполнительских» моментах, сильнее выделяет музыкальное начало, лежащее в основе ренуаровского замысла.
«Бал» Дюфи – это прежде всего бал танцующих мазков. Проворные, как бы догоняющие друг друга, они «предпочитают» диагональные движения и быстрые закругления. Они нанесены с почти молниеносной быстротой. Художнику крайне важно, и уж конечно, важнее, чем мастеру XIX века, при исполнении картины не сбиться с темпа, не потерять его…»
(А.Костеневич, из книги «Рауль Дюфи», М.1977)



Официальный прием. 1942. 55х74. Нью-Йорк, собрание Н.Камминса



Мастерская в Вансе. 1945. 66х81. Болье-сюрМер, собрание Гафье



Черный корабль. 1949. 33х41. Париж, центр Помпиду



Коррида. 1948. 33х41 Монпелье, музей Фабр

Пьер Куртьон:
«Я задаю ему вопрос, с которым уже обращалась к Матиссу и Руо: продолжали ли бы вы писать, если бы оказались на пустынном острове, отрезанном от всего, безо всякой надежды, что это изменится и что другие смогут когда-либо увидеть вашу работу?
- Конечно, я писал бы. Полного одиночества вообще не существует. Ведь нас населяет множество других людей, и именно благодаря этому можно вынести одиночество.
- Я тоже так считаю. Для писателя это вопрос личного дневника. Человек, испытывающий необходимость записывать свои впечатления, запишет их, даже пребывая в ложной уверенности, что никто никогда их не прочтет.
- Следовательно, - говорит Дюфи, - пишешь по необходимости разобраться в себе и в том, что тебя окружает, пишешь из желания стать сильнее, приблизиться к тому, что выше нас. Пишешь также для нескольких друзей, которых ценишь, от которых ожидаешь искреннего мнения, но, главным образом, прежде, чем писать для других, пишешь для себя…»



Рауль Дюфи (1877-1953)


И одна картина Ватто - "Паломничество на остров Киферу" (Лувр):









Tags: Ватто, Дюфи, живопись
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 17 comments