September 9th, 2008

Хроника Московской жизни 1901-1910 гг.

27 августа  (9 сентября по новому стилю)

«…Художественно-промышленный музей приобрел большое собрание тканей, представляющих копии с редкой старинной парчи, всевозможных стилей и рисунков…»

                                  Московские ведомости. 1903. 27 августа

«…В Москву прибыла первая партия пленных японских офицеров в количестве 28 человек. 10 из них будут оставлены в Москве…»

                                  Московские ведомости. 1904. 28 августа

«…Гласный Н.А.Шамин вошел в Думу с заявлением, в котором предложил предоставить гласным право контроля за различными городскими учреждениями. До сих пор такое право предоставлялось только членам ревизионных комиссий…»

                                   Русские ведомости. 1905. 28 августа

«…Администрация запретила на оперных сценах города давать третий акт из оперы «Тоска» (расстрел Каварадосси). Такой запрет лишает возможности ставить оперу.

В университете от имени ректора было вывешено объявление, в котором говорилось, что, согласно циркуляру Департамента народного просвещения, поступающие обязаны предоставлять наряду с прочими документами свои фотокарточки и свидетельства о безукоризненном поведении от местной полиции…»

                                    Русское слово. 1906. 28 августа

«…Управа разослала циркуляр по всем городским школам о том, чтобы 28 августа, в день 80-летия со дня рождения Л.Н.Толстого, не устраивалось никаких чествований писателя…»

                                    Голос Москвы. 1908. 28 августа

«…В церкви Рогожского старообрядческого кладбища закончены работы по сооружению новой величественной колокольни…»

                                    Голос Москвы. 1910. 27 августа


Юлиано-григорианский конфликт



Этому парню сегодня исполнилось 180.
Однако в "Хронике..." столетней давности сие событие будет заявлено завтра, так как разница между григорианским и юлианским календарями составляет для начала XX века + 13 дней, а для века XIX-го - на один день меньше. Вот такая, понимаешь, загогулина

Из дневников Льва Толстого


23 ноября 1888. Москва. На днях была девушка, спрашивая (такой знакомый фальшивый вопрос!), что мне делать, чтоб быть полезной? И, разговорившись с ней, я сам себе уяснил: великое горе, от которого страдают миллионы, это  не столько то, что люди живут не по совести, не по своей совести. Люди возьмут себе за совесть чью-нибудь другую, высшую против своей, совесть (например, Христову – самое обыкновенное) и, очевидно, не в силах будучи жить по чужой совести, живут не по ней и не по своей, и живут без совести. Я барышню эту убеждал, чтобы она жила не по моей, чего она хотела, а по своей совести. А она, бедняжка, и не знает, есть ли у нее какая-нибудь своя совесть. Это великое зло. И самое нужное людям – это выработать, выяснить себе свою совесть, а потом и жить по ней, а не так, как все – выбрать себе за совесть совсем чужую, недоступную и потом жить без совести и лгать, лгать, лгать, чтобы иметь вид живущего по избранной чужой совести. Поэтому-то я, истинно, предпочитаю кутилу-весельчака, нерассуждающего и отталкивающего всякие рассуждения, умствователю, живущему по чужой совести, то есть без нее. У первого может выработаться совесть, у второго никогда, до тех пор пока не вернется к состоянию первого…»