October 31st, 2019

Путеводитель по Прусту: Хронология (3)

В качестве приложения к вики-статье «В поисках утраченного времени» продолжаем хронологический обзор 7-томного романа.

3 том – «У Германтов».
Ссылки – в квадратных скобках; римские цифры обозначают тома «Поисков» или цитируемого автора, арабские – страницы.
I – По направлению к Свану (перевод Н.М.Любимова). С-Пб., «Амфора», 1999, 540 с.
III – У Германтов / пер. с фр. Н. М. Любимова. – С-Пб.: Амфора, 1999. – 665 с.
Волчек2Волчек О. Е., Фокин Л. С. Примечания // Пруст М. У Германтов. – С-Пб.: Амфора, 1999. – С. 608–664.
МихайловМихайлов А. Д. Поэтика Пруста. – М.: Языки славянской культуры, 2012. – 504 с.


Часть I:
Сюжетная хронология: «наша новая квартира, – переехали же мы сюда, потому что бабушка чувствовала себя плохо... – находилась во флигеле особняка Германтов» [III:8] в Сен-Жерменском предместье [III:26]. – Это произошло той осенью, когда герой с бабушкой вернулись из Бальбека (месяц спустя в Донсьере в ответ на планы героя весной ехать в Бальбек Сен-Лу спрашивает: «В Бальбек? Ведь вы же ездили туда в августе» [III:122]). В особняке Германтов живет и маркиза де Вильпаризи [III:13,146], и, вероятно, по ее рекомендации и при посредничестве Норпуа (с которым служил отец героя) их семья поселилась здесь в качестве квартирантов [III:29].

Возраст Орианы: «герцогиня, изящная и еще молодая» [III:14] – при том, что годится герою в матери: в год любви Свана (перед рождением героя) она уже 6 лет замужем [I:404-405].

Сюжетная хронология: бывший жилетник Жюпьен, живущий с племянницей в одном из съемных помещений особняка Германтов, через полтора месяца после переезда семьи героя получил место в министерстве (после того, как его племянница сделалась юбочницой и имела много заказчиц) [III:17-18].
Вскоре герцог Германтский познакомился с отцом героя и как-то раз при выезде с женой со двора «необычайно любезно нам поклонился и, должно быть, сказал жене, как меня зовут» [III:31], а маркиза де Вильпаризи тогда же передала Марселю через бабушку приглашение к себе на прием, прибавив, что у нее будут писатели. Но тогда его туда не пустили: «отец, во-первых, считал, что мне рано вести светский образ жизни, а во-вторых, так как мое здоровье все еще внушало ему опасения, он был против того, чтобы я без особой надобности выходил на воздух» [III:31]. Однако совсем скоро, в середине октября, ничто не помешает герою, внезапно приняв решение, на пару недель уехать в Донсьер к Сен-Лу [III:68,118].
Герой «совсем не рвался смотреть ту самую Берма, которая несколько лет назад так взволновала» его [III:34], но идет по отцовскому билету в Оперу, и дарование Берма «по прошествии нескольких лет забвения, в час безразличия, открылось моему восторгу во всей его неизменности» [III:45]. Еще большее впечатление на него произвело величественное явление в ложе принцессы Германтской ее родственницы, герцогини Германтской, и то, что она, заметив его в партере, «в знак приветствия» помахала из ложи рукой [III:50-51,56]. После этого герой «каждое утро» [III:56] донимал герцогиню как бы случайными встречами на улице, «а она небрежным кивком, в котором ничего не осталось от приветливости, какую она проявила ко мне в вечер “Федры”, отвечала на мой поклон, который я делал ей ежедневно, разыгрывая удивление, и который видимо, вызывал у нее неудовольствие» [III:59].

Чувствуя, что каждодневные встречи с ним раздражают герцогиню, влюбленный герой порывается уехать из Парижа. Поначалу ему «не хватало силы воли» [III:66], но потом, решив найти путь к знакомству с герцогиней с помощью Сен-Лу, он уезжает к нему в гарнизонный городок Донсьер. Пруст перемещает туда героя почти сказочным способом, при котором само перемещение растворяется в описаниях размышлений Марселя сперва о возможности поездки, а затем о невозможности воспрепятствовать некоторым ее обстоятельствам: «Городок был так близко от Парижа, что я мог в тот же день сесть в скорый поезд, вернуться к матери и бабушке и лечь на свою постель. Как только я это сообразил, мне до боли захотелось поехать туда, и у меня не хватило духу принять решение не оставаться в городке и вернуться в Париж; равным образом не хватило у меня духу воспретить носильщику нести мой чемодан до извозчика и не плестись за ним с видом беспомощного пассажира, который смотрит за своими вещами и которого бабушка не ждет; не сесть в экипаж с непринужденностью человека, который перестал думать о том, чему ему хочется, и у которого такой вид, как будто он знает, чего ему хочется, и не дать извозчику адрес кавалерийских казарм» [III:68]. Collapse )