June 10th, 2021

Незлой недобрый человек

Гаспаров, в свойственной ему слегка провоцирующей читателя манере («Записи и выписки»), резюмирует:
«Трех главных вещей у меня нет: доброты, вкуса и чувства юмора. Вкус я старался заменить знанием, чувство юмора – точностью выражений, а доброту нечем».

По каждой из трех позиций он имел достаточно оснований для таких суждений, а читатель имеет не меньше оснований для их опровержения. Или осмысления этих понятий на его примере (что автор и предложил нам в сухом остатке).
Что касается доброты, то мне кажется, что человек типа Гаспарова, прошедший в детстве через очень большой прессинг, не обладает тем добродушием, которое свойственно, к примеру, Стиве Облонскому. Тот с легкостью прощает всё самому себе и с той же легкостью готов прощать окружающим.
Доброта ли это? Скорее, незлобивость – естественное отсутствие желчности у человека, кому всё легко дается. Тем, что без труда дается, незлой человек широким жестом готов и поделиться. Легко пришло, легко ушло. Стива, что называется, не берет в голову. Это не от сердечности, сердце его малодушно; просто он легкий человек.
А та доброта, которую ценит и способен дать гаспаровский тип, – она дорого стоит для дающего. Не в том смысле, что ему жалко делать добро, а именно в том, что трудно при этом отключить голову. И предоставить доброе дело чистому сердцу.