Максим (1_9_6_3) wrote,
Максим
1_9_6_3

Categories:

Хроника Московской жизни 1901-1910 гг.


1 февраля (14 февраля по новому стилю)

«…В здании гостиницы «Метрополь» открылась посмертная выставка И.И.Шишкина, устроенная его наследниками. Цель выставки – распродажа произведений художника.

В Манеже открылись гулянья Попечительства о народной трезвости. Ввиду неожиданных военных действий на Дальнем Востоке их программа значительно изменена…»

Новости дня. 1904. 2 февраля

«…В доме градоначальника под председательством генерал-майора А.Р.Будберга прошло совещание по установлению границ новых пяти участков города. Участкам даны названия: Марьинский (входит в него Марьина роща), Алексеевский (с селом Алексеевским за Крестовской заставой) Богородский, Хохловский и Симоновский…»

Новости дня. 1906. 1 февраля

«…Совершено освящение Центральной городской электрической станции, сооруженной на Винносоляном, у М. Каменного моста…»

Русское слово. 1907.1 февраля

«…Открыто движение по новой линии электрического трамвая от Брестского вокзала до Арбатской площади…»

Голос Москвы. 1908. 2 февраля

«…На вокзалах, в гостиницах, клиниках, магазинах и других местах скопления публики новая французская компания установила автоматические аппараты для продажи книг, брошюр, газет и журналов.

При Московском отделе Императорского Русского военно-исторического общества учрежден кружок ревнителей памяти Отечественной войны 1812 г., цель которого – сохранить всякого рода памятные предметы этой войны…»

Голос Москвы. 1910. 2 февраля


Иван Иванович Шишкин (1832-1898)


Кое-что о «Царе леса»…

Если сравнить наше морское «все» Ивана Айвазовского с нашим лесным «всем» Иваном Шишкиным, то, опуская естественные различия в их топографических предпочтениях, можно заметить определенное сходство. Говоря в современной терминологии, это – «сканирование». У Айвазовского был «сканирующий» глаз, то есть феноменальная зрительная память, позволявшая ему воспроизводить любой «вал» или «штиль». У Шишкина же – «сканирующая» рука, то есть чрезвычайно развитая моторика, ведшая его перо, иглу или резец по всем изгибам и шероховатостям ветвей, коряг и коры. Что и видно по многочисленным гравюрам и рисункам, в совокупности составляющим стержень нынешней выставки. Упреки в том, что художник при этом прибегал к фотоаппарату, не столь важны. Просто Иван Иванович рекомендовал копировать с фотографий тем, кто не мог угнаться за его мастерством. И этот чудной, механистический метод обучения к концу жизни превратился у него почти что в манию.

«Лесной царь», как его называли современники, Шишкин всегда отстаивал перспективность и особость пейзажного жанра (кстати, настаивая именно на своей специализации, он и поручил Савицкому написать тех медведей). В этом он был, конечно, своевременен: середина XIX в. - время пробуждения национального самосознания, а виды родных мест были знаком этого времени. То, что Шишкин привнес в русский пейзаж немецкую дисциплину и «ученость», может, конечно, показаться некоторой натяжкой. Но доля истины в этом есть (русская мысль в то время развивалась не без влияния немецкой философии). В пользу же того, что елабужские и сестрорецкие леса не столь отличны от Тевтонбургского, свидетельствует масса подделок под Шишкина, которые делают перелицовщики малоизвестных немецких художников.

Михаил Боде




Титульный лист альбома 1878 года


Дубки под Сестрорецком


Рыболов под дубом

С царем Александром III знаменитый автор лесных пейзажей встретился на очередной выставке передвижников. Автор блестящей монографии о художнике Лев Анисов пишет, что Шишкин всячески избегал встречаться с царем, потому что для этого нужно было одеваться во фрак. Художник же не мог представить свою фигуру во фраке. Тем не менее, ему пришлось это сделать, когда царь пожелал видеть знаменитость.

Натянув на плечи чужое одеяние, Шишкин предстал перед Александром III . Царь похвалил его за работы и пожелал, чтобы Иван Иванович поехал в Беловежскую Пущу и написал там настоящий лес, который он не мог увидеть в Центральной России. После аудиенции, художник «подошел к зеркалу, посмотрел на свою фигуру, плюнул, скинул фрак и уехал домой без него, в шубе», писал очевидец. Однако Иван Иванович вовсе не был чужд моде.
В 1891 году Г. Мясоедов написал портрет Шишкина, на котором художник изображен в мастерской в тот момент, когда рассматривает только полученный оттиск офорта. На Иване Ивановиче надета стильная куртка, на ногах красивые ботинки. Сохранилась фотография, на которой он, в этой же модной одежде, запечатлен за работой на природе. Вспоминается ревнивое замечание Ильи Репина, сообщавшего в одном из писем В.Д. Поленову: «У Шишкина, как всегда, много этюдов. Очень комфортабельно у него устроила сестра жены его квартиру: прекрасная мебель, уютно и очень мило. Хорошо, когда женщина способна устроить семейный очаг; только редкость такие женщины!»

Иван Иванович Шишкин скончался 20 марта 1898 года у мольберта, работая над картиной «Краснолесье». «Будет она изображать целое море соснового леса, - говорил он. - Лесное царство». Закончив писать нижнюю часть, Иван Иванович передвинулся со стулом, неожиданно зевнул, выронил из рук рисунок и начал падать со стула. Подмастерье кинулся к нему, но подхватил уже мертвое тело. Отпевали «раба Божьего Иоанна» в церкви Академии художеств, а хоронили на Смоленском кладбище.

Надгробную речь родственники попросили произнести Илью Репина. Он бойко начал, сказав, что покойный «является непревзойденным мастером русской пейзажной живописи, художником русского леса», что знания Шишкиным леса «были феноменальны», «он знал каждый сучок, каждую ветку». Но вот закончил свою речь Репин как-то не совсем удачно, заметив, что «его виртуозная техника наносила ущерб тону и художественному восприятию».
(pravda.ru)



Tags: Шишкин, хроника Московской жизни - 1900-е
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments