Максим (1_9_6_3) wrote,
Максим
1_9_6_3

Categories:

Хроника Московской жизни 1901-1910 гг.

12 февраля (25 февраля по новому стилю)

«…На набережной Москвы-реки, от Устьинского до Большого Каменного моста, открылся грибной рынок, который продлится в течение первой недели Великого поста. Начиная от Москворецкого моста и до Устьинского стоят возы, палатки и лари со всевозможной постной снедью. Здесь преобладают баранки, грибы во всевозможном виде. Средние сорта белых сушеных грибов продаются по 1 р. 25 коп. – 1 р.50 коп. за фунт, плохие сорта – 60 коп., сушеные черные грибы – по 30 коп. Соленые белые грибы – 50 коп. за фунт, соленые грузди – 20 коп., рыжики – 10-14 коп. Есть овощи – в основном редька, лук, репа. Несколько палаток с медом. Много т.н. постного сахара, простых конфет. Есть ягоды, особенно клюква; сушеные плоды. Над рынком стоит гул от криков, смеха, свиста тысяч народа – у многих не вышел еще масляничный угар, в воздухе висят не великопостные шутки, остроты. Под ногами – грязное месиво, но публика не обращает на это внимание. Озорники бьют ногой в лужи и обдают грязью женщин. Немало карманников, они умышленно устраивают давку…»

Московские ведомости. 1901. 13 февраля

«…Во 2-й городской больнице им. Щербатова произошел пожар. Загорелось в лаборатории: воспламенился разогревавшийся вазелин. Больных, помещавшихся в том же корпусе, перевели в другой. При тушении пожара работали четыре пожарные команды, и пожару не дали распространиться.

В Алексеевской больнице состоялся вечер для умалишенных. В его программу были включены водевили и музыкально-вокальные номера…»

Русское слово. 1906. 13 февраля

«…Начал свою службу опытный образец пожарного автомобиля, отличающийся изяществом и снабженный искусно расположенными различными пожарными инструментами…»

Московские ведомости. 1908. 12 февраля

«…В помещении Театрального бюро была совершена панихида по скончавшейся от инфекционной болезни артистке В.Ф.Комиссаржевской…»

Московские ведомости. 1910. 13 февраля



Выезд пожарного обоза Пречистенской части. Неизвестный художник. XIX в.

О пожарах и пожарных Москвы…



Пожары всегда были настоящим бедствием Москвы — она не раз выгорала почти дотла. В деревянном городе пламя мгновенно охватывало множество домов и заставало их жителей врасплох. В старину во всех частях города из обывателей назначали особых дежурных. Услышав звон набатного колокола, они должны были немедленно бежать на пожар с ведрами, баграми и топорами. В XVI веке эту задачу возложили на созданное стрелецкое войско. А первую городскую пожарную команду создал в 1812 году градоначальник Москвы граф Ф. Ростопчин. В нее были набраны смельчаки, действующие расторопно и слаженно.

Позднее пожарных обязали следить и за освещением московских улиц. В центре Москвы горели керосиновые фонари, а на окраинах зажигали масляные, и для этого пожарным выдавалось конопляное масло. Смекалистые пожарные в основном съедали его с кашей и освещали город скудным остатком от своего ужина. Тогда Москва погружалась во тьму… В 1823 году появилась Тверская пожарная часть — первое городское отделение пожарных. Ее здание с высокой и стройной каланчой стояло на Тверской площади на месте современного сквера за памятником Юрию Долгорукому Точно такая же каланча появилась и на пречистенском доме (ее снесли «за ненадобностью» в 1930 году). Часовые наблюдали с вышки за городом и подавали сигнал тревоги, когда в какой-либо части Москвы начинался пожар. И сразу же команда пожарных неслась на дрогах или в обозах к месту происшествия.

В 1837 году Московская пожарная команда получила новый обоз: 18 лестниц, 18 крюковых ходов, 94 бочки и 26 конных линеек. Тогда же было разрешено переводить арестантов "при усердии и хорошей нравственности" из московской арестантской роты гражданского ведомства, где они служили не меньше 3 лет, в Московское пожарное депо.

Сохранилось описание крупного пожара середины прошлого века, бушевавшего в Москве больше трех суток: "В 6 часов вечера загорелось в одном доме, в сенях, как говорили, от варки варенья. Дом был деревянный, и его вмиг охватило огнем. Не прошло и часа, как горела уже вся улица. Поднялась буря, пожар разгорался все сильнее и сильнее, и к полуночи пылало 165 домов, то и дело оглушительно рушились горящие постройки. Вскоре пламя перекинулось на дегтярный двор с тысячью пудов дегтя в бочках, по земле рекою потек горящий деготь. А воды для тушения поблизости не оказалось, и пока ездили на пруды, огонь охватил еще несколько квадратных верст этой части города. Пепел наполнил весь воздух, словно из вулкана, а льющийся деготь, сало и разные масла представляли нечто вроде лавы".

11 марта 1853 года сгорело здание Большого театра, вновь отстроенное после пожара 1812 года по проекту русских архитекторов О. Бове и А. Михайлова. Пламя было замечено утром в столярной мастерской, когда на сцене шла репетиция. В течение нескольких часов огонь уничтожил все внутренние помещения, сохранились лишь знаменитый портик и колесница с четверкой лошадей над ним.



Команды могли выезжать на пожары и по железной дороге. Для этого были сформированы два "классных" вагона на 74 человека, три крытых вагона для лошадей и инструмента и две платформы для обоза. В 1911 году появились первые химические огнетушители "Минимакс". В распоряжении московских пожарных было 17 противопожарных водопроводов и 5952 колодца водопроводной сети.

Каждая пожарная часть обслуживала 10 квадратных верст территории Москвы. Наблюдение велось с 16 каланчей. В. А. Гиляровский в "Москве и москвичах" рассказал, что Москва была видна с каланчи как на ладони. На каланче под шарами ходил день и ночь часовой. Вдруг облачко дыма, и часовой уже поднимает два шара на коромысле каланчи -знак Тверской части. Городская - один шар, Пятницкая - четыре, Мясницкая - три шара, а остальные - где шар и крест, где два шара и крест - знаки, по которым обыватель узнавал, в какой части города пожар. А то вдруг к одиночному шару, означающему Городскую часть, привешивает с другой стороны коромысла красный флаг: сбор всех частей, пожар угрожающий. Ночью вывешивались вместо шаров фонари: шар - белый фонарь, крест-красный.

Пожарные лошади - воронежские и тамбовские битюги - были гордостью москвичей. Каждая часть получала лошадей одной масти, по ней узнавали, какая часть мчится на пожар. "Тверская - все желто-пегие, Рогожская - вороно-пегие, Хамовническая - соловые с черными хвостами и огромными косматыми черными гривами, Сретенская - соловые с белыми хвостами и гривами, Пятницкая - вороные в белых чулках и с лысиной во весь лоб, Городская -белые без отметин, Якиманская - серые в яблоках..., Мясницкая - рыжие", - писал В. А.Гиляровский. В 1860-е годы полицмейстер Огарев приезжал в пожарные части и своим белоснежным платком пробовал, хорошо ли вычищены лошади. А еще раньше существовал такой обычай: у уличных «лихачей» без судебного постановления отбирали лошадей и отдавали в пожарную команду.

Иногда московских пожарных по ошибке или в насмешку называли «пожарниками», часто путая эти похожие, но совершенно разные по значению слова. «Пожарники» было весьма обидным прозвищем: так называли мошенников, которые под видом погорельцев выпрашивали подаяние. Часто они приезжали на санях с обеленными оглоблями, чтобы совсем разжалобить сердобольных москвичей — это, дескать, единственное, что успели вытащить из огня. В Москве таких обманщиков называли «горелыми оглоблями» или «пожарниками» в отличие от настоящих погорельцев.

В 1890-х годах городская пожарная команда имела 1378 “служителей”, 450 лошадей, 17 конных линеек, 34 ручные трубы, 17 ручных насосов, 85 бочек, 17 багорных ходов, 3 рукавных и 1 лазаретный фургон.
Начиная с 1905 года вновь пришедшим рядовым пожарным платили 11 рублей 8 копеек в месяц, через год их оклад поднимали до 15 рублей. В частях было организовано артельное питание, пожарный получал по 4 копейки "приварочных денег" в день и 5 рублей 40 копеек в год "на капусту". Однако за эту сумму можно было "довольствоваться лишь весьма скудно и убоинкой уж не побалуешься".

Первый пожарный автомобиль - “Даймлер-Лист” с раздвижной лестницей наверху - появился в Мясницкой пожарной части в 1908 году. Правда, поднималась лестница не выше третьего этажа, но и этого было достаточно. Первыми на автомобиле по тревоге выезжали брандмайор, брандмейстер, фельдшер и несколько пожарных.
Через пять лет обоз Московской пожарной команды включал 3 автолинейки, 11 паровых машин, 14 конных лестниц, 28 конных линеек, 25 пожарных насосов, 23 бочечных и 8 багорных ходов, 28 рукавных возков, 342 лошади. В команде было 865 пожарных. В 1916-м пожарный обоз Москвы имел уже 13 автомобилей, из них три -с насосами.
Tags: хроника Московской жизни - 1900-е
Subscribe

  • Вместо предисловия

    Начиная этот журнал, я ориентировался на образы когда-то задуманной, но и поныне неосуществленной в материале эпической поэмы «Слон и моська»: ...И…

  • Срывание всех и всяческих масок

    95-летию Алексея Дедушкина посвящается Вот уже два года (чуть больше) как я пришел сюда, завел журнал и стал более-менее регулярно обращаться…

  • Наука и жизнь хроника

    Дамы и господа! Леди и джентльмены! Товарищи! С радостью прискорбием нетерпением сообщаю вам, что сегодня вышел заключительный…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments