Максим (1_9_6_3) wrote,
Максим
1_9_6_3

Споемте, друзья!..

(записки кота Хамло – 10)



У моей хозяйки нет ни голоса, ни слуха: не вообще, конечно, а в смысле пения. Ну, не дано! Какие-то другие способности дали, а с музыкальными – получился прокол.
Мне кажется, что особых неудобств от этого факта она не испытывала. Хотя, нет... Был один эпизод, в военном городке приснопамятного Салах-Эд-Дина, куда ее с тогдашнем мужем выдворили из Адена в культурно-просветительских целях [подробности в записках № 7].
На следующий день после приезда подошел к ней какой-то там заместитель по какой-то политической части и уведомил в приказном порядке:
– Будешь петь в хоре!
Хозяйка по простоте душевной начала объяснять чистосердечно: с голосом, мол, совсем нехорошо, а с остальным еще хуже. Давайте, я вам лучше плакат нарисую, все-таки этому делу училась…
– Нет, – говорит замполит. Желаю, чтобы ты пела в хоре. Мне это будет приятно. Мне завсегда приятно сделать человеку неприятно.
Хозяйка стала давить на жалость: тяжелое детство, авитаминоз, хронический ларингит, куриная слепота, тяжелые судороги при прослушивании патриотических песен... Да куда там!
И вот уже сидит она на репетиции самодеятельного хора. На трех деревянных скамейках с удовольствием голосят полтора десятка жен офицеров, а во главе данного творческого коллектива – баянист, в звании полковника, строгий, но справедливый.
– Почему не поем? – спрашивает он хозяйку.
Та опять начинает: «…понимаете... то да се... не могу... хронический... давайте лучше картинку нарисую, это я умею...».
Баянист уже был готов проявить слабину, но его быстро вернула в действительность одна из теток:
– Ишь ты, цаца какая!.. Ничего, вот ее мужику пистон вставят, сразу запоет!
Раздалось дружное дамское ржанье. Что ж, действительно остроумно.
Но зря она так: у хозяйки моей сразу же активизировались боевые качества. Военных-то она не очень любит, а про их жен и говорить нечего.
В общем, села моя молодая и симпатичная хозяйка на первую лавку и стала в упор рассматривать полковника-баяниста, стоящего напротив, сопровождая это увлекательное занятие различными штучками. В ход пошли простые, но проверенные временем приемы: удивленно вскинутая бровь, с трудом сдерживаемый смешок, недоумение, легкая и тяжелая ирония в глазах, интенсивное покачивание ногой, долгий и надрывный кашель, вздохи полной грудью с легким, но явным стоном и закатыванием глаз.
Полковник оказался легкой добычей: через минут шесть он уже играл желваками, а через семь, красный от ярости, предложил моей хозяйке немедленно и навсегда покинуть место репетиции. Хозяйка категорически отказалась, объяснив, что не хочет, чтобы ее мужику кто-то вставлял пистон, так как предпочитает это делать лично и без постороннего участия. А до тех пор, пока она является хористкой, баянисту придется терпеть ее присутствие.
На другой день домой к хозяйке пришел очередной начальник, в руках он держал ватман, краски и карандаши.
.
Tags: из чемодана кота Хамло
Subscribe

  • Ходынка, 1918 (из «Понтийских писем» Овидия)

    Увы, крайне маловероятно, что Михаил Гаспаров был знаком с нижеприводимой публикацией. Но заключающую ее эпитафию он, конечно, знал и не раз поминал.…

  • Незлой недобрый человек

    Гаспаров, в свойственной ему слегка провоцирующей читателя манере («Записи и выписки»), резюмирует: «Трех главных вещей у меня нет: доброты, вкуса и…

  • На девятом месяце

    Я прогрессирую: от отсутствия смысла жизни – к ее бессмысленности. Картинка из окна. К лавкам у клумбы подтягиваются под ручку два старпёра. Он –…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 20 comments

  • Ходынка, 1918 (из «Понтийских писем» Овидия)

    Увы, крайне маловероятно, что Михаил Гаспаров был знаком с нижеприводимой публикацией. Но заключающую ее эпитафию он, конечно, знал и не раз поминал.…

  • Незлой недобрый человек

    Гаспаров, в свойственной ему слегка провоцирующей читателя манере («Записи и выписки»), резюмирует: «Трех главных вещей у меня нет: доброты, вкуса и…

  • На девятом месяце

    Я прогрессирую: от отсутствия смысла жизни – к ее бессмысленности. Картинка из окна. К лавкам у клумбы подтягиваются под ручку два старпёра. Он –…