Максим (1_9_6_3) wrote,
Максим
1_9_6_3

Categories:

В поисках утраченного шаблона

Давно уже я привык укладываться рано…
Много лет я не слушал третью часть семнадцатой сонаты – одну из самых захватывающих вещей Бетховена.
В 17 лет меня буквально заворожило ее экспрессивное исполнение Артуром Шнабелем. Настолько, что в какой-то момент это превратилось в навязчивый шаблон, который бесконечно проигрывался в моей голове. От него с трудом (через год или два) удалось избавиться, и с тех пор мне казалось, что это произведение несколько одиозное, чрезмерное в своей эмоциональности.
Короче говоря, я его не слушал по принципиальным соображениям.

И вот, случайно, услышал вчера эту сонату. Играл Рудольф Кемпф.
Та музыка, которой я был когда-то пропитан, как пьяница, мне показалась странной, хотя и узнаваемой. Совсем другой темп, который тридцать лет назад показался бы разбавленным и дряблым, сейчас удивлял спокойствием духа и взглядом, как будто бы через стекло – отстраненным и позволяющим увидеть множество каких-то новых оттенков.
Но все равно, это исполнение как-то не устаканивалось в моем восприятии. И как-то неявно, но настойчиво пришло желание вспомнить тот прежний, Шнабелевский шаблон.
Нашел, прослушал. Не совпадает. Экспрессию оценить могу, но ловлю себя на мысли, что если в таком драматическом исполнении слушатель не вполне настроен именно на эту эмоциональную волну, то несовпадение вызывает разрушительный результат. Уж лучше так, как играет Кемпф, он хоть и не захватывает, но дает спокойно вслушиваться в музыку.
Решил послушать еще кого-нибудь.
Попался Рихтер. Вот кто, вероятно, всегда хорош, как Барышников в танце – безукоризненно замыкающий сценическое пространство в круг исполняемой темы. Но как-то уж очень эстетически замкнуто, вещь в себе.
Но вот еще одно интригующее исполнение – Гульд. При том, что всегда его слушаю с предчувствием какого-то открытия, в этом случае был преисполнен недоверия: тени моего прежнего шаблона подсказывали – эта музыка не для Гульда.
Но именно его исполнение стало откровением. Кемпф играет третью часть семнадцатой сонаты очень неспешно, целых 7 минут. Рихтер немного побыстрее – 6:46. Экспрессивный Шнабель рвет и ускоряет темп, укладываясь в 5:40. Но Гульд еще более стремителен – 4:47, хотя, в сравнении с Шнабелем сам по себе темп совсем не обращает на себя внимание. Гульдовское исполнение – это какой-то поток природных ощущений, не скованных ни тисками человеческой страсти, ни замкнутых в эстетической схеме, и каких-то необычайно живых, непосредственных (после которых исполнение Кемпфа становится слишком рассудительным).

Впрочем, это лишь мое сегодняшнее впечатление. Слушайте сами:

Вильгельм Кемпф (запись 1968 г.):





Артур Шнабель (запись 1933 г.):



с 17 минуты



Святослав Рихтер (запись 1965 г.):




Гленн Гульд (запись 1960 г.):






И вот еще одно невероятное исполнение этой третьей части - Марией Юдиной (запись 1954 г.):



с середины 13-й минуты (12:30)
Tags: *исполнительское искусство, Баренбойм, Гульд, Кемпф, Рихтер, Шнабель, Юдина
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 63 comments