Максим (1_9_6_3) wrote,
Максим
1_9_6_3

Category:

Выставка в честь

Весть о том, что Антуана Ватто, наконец-то, приняли в Королевскую академию (этому был посвящен и наш предыдущий пост), всколыхнула прогрессивную часть художественного сообщества. Многие прославленные мастера, прервав летний отдых, бросились долбить мраморную плоть взялись за кисти и откликнулись на это знаменательное событие. Греческие власти оперативно предоставили для выставки плавучий павильон, который вскоре будет отправлен на остров Киферу, где экспозиция будет по традиции принесена в жертву богине любви и красоты Афродите.
Первым прислал свой только что написанный этюд пребывающий на водах Павел Габриэльевич Кальяри (по прозвищу Веронез). Прозрачная аллегория на тему детства новоиспеченного академика называется просто: «Моисей, спасенный из вод»:



(фрагмент; остальное по эстетическим соображениям оставлено под катом)




Паоло Веронезе. Моисей, спасенный из вод. 1580. 50х30. Прадо, Мадрид



Рауль Синяя борода (прозванный Дюфи), предложил Антуану Ватто расширять в своем творчестве средиземноморскую проблематику:



Рауль Дюфи. Купальщицы и раковины. 1925–1927. 116x89. Центр Помпиду, Париж


В ответном рисунке-реплике шурин Джованни Баттиста Тьеполо (известный среди венецианцев под именем Франческо Гварди) напомнил своим французским друзьям, что в некоторых местах Средиземноморья погоды оставляют желать лучшего:



Франческо Гварди. Шквал в Лагуне. 1775–1780. 27,1x38,5. Институт искусств, Чикаго


Его поддержал Клод Желле (все еще именуемый некоторыми буржуазными искусствоведами Лорреном) и рекомендовал Ватто тихие озера своей родной Лотарингии:



Клод Лоррен. Два путника под деревом. Ок. 1650. Музей Ашмолен, Оксфорд



Клод Моне, всем известный как двоюродный брат Эдуарда Мане, призвал вообще закрыть эту водную тему и разрабатывать садовую проблематику в пока еще не вполне устоявшемся искусстве рококо:



Клод Моне. Сирень. Пасмурная погода. 1872. 48x64, Музей д'Орсэ, Париж


Его решительно поддержали голландские эмигранты братья Тео и Винсент ван Гоги, старший из которых прислал Ватто образцы роз, которые они уже несколько лет успешно выращивают и продают японцам:



Винсент Ван Гог. Розы. 1889. 33 x 41,3. Национальный музей Западного искусства, Токио



Виктор Мусатов (по деду Борисов), также принявший участие в выставке, внес предложение не забывать и о женских образах:



Виктор Борисов-Мусатов. Гобелен. 1901. Третьяковская галерея, Москва



– Поднять женский образ и садовую тематику на самый высокий идейно-теоретический уровень! – воскликнул японствующий набист Пьер (он же Боннар) и тут же реализовал этот лозунг на первом попавшемся под руку холсте:



Пьер Боннар. Земной рай, 1916–1920. 130x160. Институт искусств, Чикаго



Брат Сергея Коровина, Константин, напротив, посоветовал Ватто плюнуть на природу и вернуться назад к театру:



Константин Коровин. Эскиз для балета. 1898. Музей Ашмолен, Оксфорд



Коровина категорически поддержал (телеграммой) Эдд Гар де Га, но просил продолжать пока без него, так как всё еще находится на репетиции…
Экспозицию продолжил Джордж (он же Георгий) Брак, наивно полагая, что в творчестве Антуана Ватто в скором времени большую роль сыграет натюрморт:



Жорж Брак. Натюрморт с фруктами и струнным инструментом, 1938. Институт искусств, Чикаго



Футуристы делегировали на выставку туринца Джакомо (по прозвищу Балла). Он продемонстрировал скорость и звук, а также пожелал успехов все еще скромному искусству рококо:



Джакомо Балла. Скорость и звук. 1913–1914. 54,5x76,5. Коллекция Пегги Гуггенхайм, Венеция



Выставка в честь Ватто уже миновала свой экватор, когда принесли баттерфляев кисти Одилона нашего, Редона:



Одилон Редон. Бабочки. 1910. Музей Вальрафа-Рихартца, Кёльн



От Болонской Академии изящных искусств приветственный натюрморт с изысканными напитками привез лично Джорджо Моранди (в интернете сообщалось, что он все-таки уговорил Ватто написать пару-тройку натюрмортов, но как позднее выяснилось, Ватто перепоручил эту затею своему приятелю Шардену):



Джорджо Моранди. Натюрморт. 1962. Национальная галерея Шотландии, Эдинбург




Перед самым закрытием на выставку доставили еще непросохший этюд Илера-Жермена-Эдгара де Га:



Эдгар Дега. Репетиция. Ок. 1874. Метрополитен-музей, Нью-Йорк




Экспозиция виновнику торжества понравилась. Потом все участники отправились на банкет, где их ждали художники другой выставки, «Голубая роза». Однако розы Антуану Ватто уже порядком надоели, и Николай Сапунов вручил ему букетик гортензий:



Николай Сапунов. Голубые гортензии. 1907. Третьяковская галерея, Москва

Tags: Балла, Боннар, Борисов-Мусатов, Брак, Ван Гог, Ватто, Веронезе, Гварди, Дега, Дюфи, Коровин, Лоррен, Моне, Моранди, Редон, Сапунов, живопись
Subscribe

  • Рыжик

    Омская детская библиотека им. Веры Чаплиной уже не первый раз публикует заметки библиотекаря Тамары Емелиной о белочке Машке, живущей рядом с ее…

  • Реставрация ЖЖ

    В ожидании грядущей катаклизьмы с «яндекс-фотками» восстановил серию давних постов, убитых недавно «фотобукетом» (запрет бесплатного просмотра…

  • На площадке молодняка

    Написал для Википедии еще одну «зверскую» статью – «Площадка молодняка Московского зоопарка». Была когда-то такая «антинаучная» площадка. В…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments