Максим (1_9_6_3) wrote,
Максим
1_9_6_3

Categories:

Из истории ЖСК «Советский писатель» – 1

Начинаю публиковать материалы из нового цикла. Он посвящается 60-летию известного писательского кооператива.

«Разрешить организовать в г. Москве жилищно-строительный кооператив членов Союза писателей, Литфонда и работников аппарата и учреждений Союза писателей СССР в количестве 250 членов-пайщиков кооператива. Именовать организуемый кооператив – Жилищно-строительный кооператив “Советский писатель”». (решение Исполкома Моссовета № 11/43 от 04.03.1959)
Устав ЖСК «Советский писатель» зарегистрирован в Отделе контроля за жилищно-строительными и дачно-строительными кооперативами Мосжилуправления (№ 47-ж от 13.03.1959)


Речь идет о писательских домах № 21,23,25,27,29 по Красноармейской улице у метро «Аэропорт». В конце 1961 г. были построены первые из них (№ 27-25-23) и именовались тогда корпусами 1-2-3 единого дома № 16 по 2-й Аэропортовской улице, ныне не существующей. В 1966 г. построены дома 21 и 29, а с 1969 г. весь кооператив был приписан к Красноармейской улице.

10

Совсем недавно мы с Мариной уже показывали свидетельства из архива ее бабушки, писательницы Веры Чаплиной, о первых годах жизни кооператива и построенного рядом с ним литфондовского детского сада: https://vchaplina-arhiv.livejournal.com/120222.html Там же Марина поделилась воспоминаниями о жившей в 3 подъезде 27 дома писательнице Ирине Гуро. Напомню также старый пост (и комментарии к нему) о членах кооператива, соседях из 2 подъезда этого дома – переводчице Рите Райт и драматурге Иосифе Пруте. А потом случился повод к еще одному материалу-воспоминанию: Иосиф Прут, Марк Цейтлин, Елена Черняк и Ираклий Андроников (чья дочь тоже жила в «Советском писателе»)

Сегодняшний материал прояснит некоторые детали к биографии соседа Веры Чаплиной, жившего непосредственно под ее квартирой (на первом этаже нашего 2 подъезда 27 дома), – писателя Олега Волкова (1900-1996), более четверти века проведшего в лагерях и ссылках, автора знаменитых мемуаров «Погружение во тьму» (1989).
Но прежде, чем перейти к ним, остановлюсь на принципах составления всех материалов об ушедших и ныне здравствующих жителях «Советского писателя».

IMG_8170

1. Отправной точкой для многих из них стали записанные мною личные воспоминания Веры Чаплиной, ее внучки Марины, а в некоторых случаях и мои собственные (живу здесь более 30 лет). Будучи профессиональным историком, я понимаю, что такие воспоминания весьма ценны, но столь же субъективны. Поэтому, отталкиваясь от наших «домашних мемуаров», за основу беру источники внешние: документы, справочники, статьи в авторитетных периодических изданиях.
2. В публикуемых здесь сведениях не будут раскрываться такие персональные данные, как конкретные номера квартир и телефоны жителей домов ЖСК «Советский писатель». Ограничусь номером дома, подъезда, в некоторых случаях – этажом.

Собирая сейчас сведения об известных писателях, живших в нашем подъезде, и, увы, позабыв, что рассказывала об Олеге Волкове много лет тому назад Вера Чаплина, я обратился к Марине. Ведь она не раз видела Волковых в подъезде и во дворе, и однажды с бабушкой была у них в квартире на каком-то торжестве. В ее детских воспоминаниях запечатлелся обаятельный образ веселого Олега Васильевича с его любимцем-пойнтером, а рядом (как бы в противовес) – озабоченное лицо его жены Софьи Всеволодовны.
Марина вспомнила, что Волковы жили здесь все 60-е годы, а потом случилось так, что Олег Васильевич ушел из семьи. Подробности этого происшествия (ставшие тогда достоянием весьма откровенных обсуждений) нас не касаются, что же касается фактов, то впоследствии Волков женился вторым браком на молодой женщине.
Удивительно, но в Вики-статье о Волкове до сегодняшнего дня вообще не было упоминаний о его семейной жизни. Этот недочет предстояло исправить, тем более, что там же имелась ссылка на биографию писателя (сайт Сахаровского центра: https://www.sakharov-center.ru/asfcd/auth/?t=author&i=949 ), где сообщается о первой жене Олега Волкова, Софье Всеволодовне Мамонтовой, о том, что она тоже дважды была в заключении, и о том, что писатель был женат вторым браком… Но, удивительно – второй брак был заключен в 1960 году!
Увидев эту информацию, Марина пришла в замешательство: неужели она всё напутала?!
Стали искать сведения о Софье Всеволодовне, и нашли иллюстрированную статью о ней на сайте Благотворительный фонд «101 км. Подвижники Малоярославца» https://www.101km.org/sofia-volkova Оказалось, что она внучка Саввы Мамонтова, что родила Олегу Волкову двух детей – дочь Машу (1924) и сына Всеволода, причем сына – в 1935 году, когда они с мужем оба были в ссылке в Архангельске.

С.В.1


С.В.Волкова с Машей и Всеволодом. 1937. Архангельск

И там тоже – сразу после сообщения об их реабилитации во второй половине 1950-х – написано: «Казалось, главные беды миновали, жизнь наладилась, всё стало складываться благополучно. И вдруг – новое испытание. Да, развод с мужем Софья Всеволодовна переживала тяжело и долго».
Что же, получается, действительно, второй брак случился в 1960 году?.. Но кого же Марина принимала в детстве за Софью Всеволодовну? И откуда вообще она узнала это имя?..
Нет, что-то здесь не так.

Справочники Союза писателей 1964 и 1970 годов сообщают, что именно здесь прозаик Олег Васильевич Волков в эти годы проживал.

С.В.2

А на этом позднем снимке Софьи Всеволодовны из статьи Марина однозначно узнала жену Олега Васильевича, которая тогда же жила с ним в квартире ЖСК «Советский писатель».

А что пишет о ней сам Волков в своих мемуарах? На протяжении почти всей книги – ничего.
Много пишет он о своей любви к кузине Любе Новосильцевой. Но ближе к завершению повествования все же отдает первой жене трехстраничный биографический долг (с. 406-408). Вот несколько выдержек:
«...приближаясь к концу рассказа о моих лагерных годах, я стал в растущей степени ощущать, что вовсе умолчать о женщине, с которой был прежде связан, сберегавшей в течение двадцати семи лет очаг, к которому я имел возможность вернуться, помогавшей мне и вырастившей двоих детей, было бы не только несправедливо, но навело бы тень на понятие о долге у русских женщин.
...Еще в 1924 году, желторотым и влюбчивым молодым человеком, я женился в Москве на дочери упоминавшегося мною Всеволода Саввича Мамонтова, девице Софье. Было у нас двое детей: дочь Мария, родившаяся через год после свадьбы, и сын Всеволод, увидевший свет в Архангельске, куда была сослана после лагеря его мать.
Таким образом, моя оборванная арестом в 1928 году семейная жизнь длилась всего четыре года. Впоследствии съезжались мы с женой от случая к случаю, чаще всего ненадолго. Причем вмешательств госбезопасности неожиданно и грубо зорили наши зыбкие очаги, какие удавалось соорудить. Неволи пришлось отведать и Софье Всеволодовне, почти полностью отбывшей пятилетний срок в Мариинских лагерях и короткую ссылку в Архангельске.
Внучка русского мецената и железнодорожного деятеля Саввы Мамонтова, правнучка декабриста Трубецкого и известного славянофила Д.Н.Свербеева, всеми корнями принадлежавшая Москве, она была в высшей степени предана понятию о долге, внушаемому рассудком. Став, волею судьбы, женой каторжника, Софья Всеволодовна и приняла на себя все тяготы, обязанности и ореол этого состояния. Растила детей, помогала мне сколько было возможно, предпринимала хлопоты, а когда удавалось – пускалась в дальнюю дорогу, чтобы со мной повидаться. Не оставляла без писем. И прочно завоеванная, заслуженная репутация супруги, не отвернувшейся от впавшего в ничтожество мужа, сделалась как бы опорой в ее жизни и руководила ее поступками.

о.в.1

О.Волков в ссылке в Ярцеве. 1954 (фото из книги «Погружение во тьму»)


...Доставшиеся на долю передряги, лагерный искус – всё, что надо было вынести и перетерпеть, Софья Всеволодовна перенесла и перетерпела с честью, как полагалось женщине ее круга и традиций. То был долголетний подвиг. Подвиг, настолько приучивший к сочувствию и хвале и заполнивший жизнь настолько, что им удовлетворялись ум и сердце. Коротенькие годы с любовью и нежностью сделались далеким, остывшим воспоминанием, прежний близкий и необходимый человек – символом.
И чем меньше становилась надобность в его реальном присутствии, тем педантичнее и скрупулезнее выполнялось то, что требовало положение, пьедестал Пенелопы…»

И уже в самом конце книги, в Послесловии, Олег Васильевич подводит черту под первым браком, завершая эпоху «погружения во тьму», и рисует рассвет своего нового светлого настоящего:
«В начале шестидесятых годов круто изменилась моя жизнь: окончательно распалась подточенная длинным разъединением семья. Я был волен поступать по-своему. И тут судьба оказалась пособницей моих планов: послала мне встречу с человеком, не только мне сочувствовавшим, но видевшим в правдивом рассказе о прошлом мой долг и признание, готовым ради него поступиться личным благополучием и покоем.
...Случилось так, что молодая женщина сумела внушить шестидесятилетнему, порядочно во всем изверившемуся человеку веру в его возможности, создала условия, позволившие забыть о возрасте и с молодой энергией окунуться в работу. Увидев Маргариту Сергеевну, ставшую моей женой и матерью нашей Ольги, старинный друг семьи Волковых еще по дореволюционному прошлому – умудренная годами Татьяна Ивановна Татаринова (царство ей небесное!) сказала о доставшейся на мою долю «улыбке судьбы». Мне же видится в этой поздней встрече гораздо большее, чем улыбка, пусть и самая светлая! В ней для меня – проявление Благой Силы, воли Промысла, не раз спасавшей и хранившей меня в опасности и давшей на склоне лет познать в полной мере радость и вдохновляющую силу полного взаимопонимания и единодушия с любимым человеком – верным и преданным. То, о чем я писал, сделалось Маргарите Сергеевне столь же дорого, как и мне. Над этими строками кровоточило ее сердце». (О.Волков. Погружение во тьму. М., 1989, с.457-458)

о.в.2

О.Воллков со второй женой. 1989 (фото из книги «Погружение во тьму»)


Приведенные выше отрывки рисуют не только образы жен, но и красноречивый портрет самого автора.
Однако хронология смены избранниц обозначена в них как-то уклончиво – «в начале шестидесятых... окончательно распалась подточенная длинным разъединением семья», «молодая женщина сумела внушить шестидесятилетнему»... Когда этого требует задача, безапелляционность суждений Волкова сменяется неуловимой импрессионистичностью.
Зато его вдова в одном из интервью (https://eparhia-saratov.ru/Articles/article_old_61102) обозначила год знакомства с Олегом Васильевичем совершенно определенно: «Мы познакомились в 1962 году в редакции «Дружбы народов», где я работала...»
Значит, датировка второго брака в биографии писателя на сайте Сахаровского центра не соответствует действительности.
В другом интервью (2016 https://www.pravmir.ru/shest-prigovorov-olega-volkova/ ) на вопрос « – Вашему папе было 63 года, когда вы родились. Вы чувствовали разницу в возрасте?» дочь Маргариты Сергеевны Ольга отвечала: «– Мне 6-7 лет, идем, гуляем. Прохожие мне говорят: “Девочка, тебя дедушка зовет”эээ» Не поправив датировку корреспондента, подтвердила ее.

Но совершенно внятно и хронологически ясно описал ситуацию смены семей Олега Васильевича его сын Всеволод, опубликовавший в журнале «Наше наследие» (№ 87, 2008) фрагменты переписки с Волковыми академика Д.С.Лихачева: http://www.nasledie-rus.ru/podshivka/8709.php
«В нашем семейном архиве хранится более 40 писем и почтовых открыток, написанных в 1964–1996 годы Дмитрием Сергеевичем Лихачевым и его супругой, Зинаидой Александровной. Главным адресатом в первые три года был мой отец, писатель Олег Васильевич Волков. После его ухода из семьи в 1968 году Лихачевы не поддерживали больше с ним отношений и переписывались с моей матерью, Софьей Всеволодовной Волковой, а после ее кончины в 1991 году Дмитрий Сергеевич несколько писем направляет моей старшей сестре, Марии Олеговне Игнатченко.
...В 1967 году мои родители ездили в дом творчества в Комарове, там они часто общались с Лихачевыми. Может быть, поэтому в нашем семейном архиве за этот год писем Дмитрия Сергеевича не имеется. А в марте 1968 года отец ушел из семьи и вскоре подал на развод. Это событие очень эмоционально было воспринято всеми нашими родными и близкими. Подавляющее большинство осуждало отца и активно выражало сочувствие и поддержку матери. В их число входили и Лихачевы. Отец пытался продолжить отношения с Дмитрием Сергеевичем, но натолкнулся на стойкое неприятие... С этого момента переписка Дмитрия Сергеевича и Зинаиды Александровны с семьей Волковых сосредоточилась на Софье Всеволодовне и на моей старшей сестре Марии».

И, наконец, в архиве ЖСК «Советский писатель» имеются документы, согласно которым:
Волков Олег Васильевич и его жена Софья Всеволодовна (1905 г.р.) жили в ЖСК «Советский писатель» с февраля 1962 года. Олег Васильевич выбыл в апреле 1971 года, в квартире осталась Софья Всеволодовна; выбыла в мае 1982 года.

Теперь, на основании выявленных источников, можно дополнить вики-статью о Волкове.
.
Tags: Волков О.В., ЖСК «Советский писатель»
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 14 comments