Максим (1_9_6_3) wrote,
Максим
1_9_6_3

Category:

Путеводитель по Прусту: Хронология (1)

В качестве приложения к вики-статье «В поисках утраченного времени» представляю хронологический обзор первой из семи книг прустовского романа.

Перечитав «Поиски» пятый или уже шестой раз, позволю себе утверждать, что разобраться в их хронологии гораздо труднее, чем составить Список персонажей этого громадного произведения.
Есть, правда, авторы, которые решают эту задачу, на первый взгляд, весьма успешно – речь идет о книге профессора Мишеля Эрмана: «Прустовские каталоги. Персонажи и места “В поисках утраченного времени”» (Erman M. Bottins proustiens. Personnages et lieux dans «À la recherche du temps perdu». – Paris: Gallimard, 2016. – 240 p.), и ниже будут показаны основные результаты его хронологической картины «Поисков». Она впечатляет своей прямолинейной простотой и игнорированием многочисленных фактов прустовского повествования.
Впрочем, выкладки Эрмана мы отложим в конец этого поста. Наша задача – выявить в тексте романа фактологическую базу для подобных построений, тот широкий набор явственных и малозаметных хронологических примет, который даст представление о картине несколько иной, более сложной.
Пока наши поиски пойдут в двух направлениях:
– выявление сюжетной хронологии романа: последовательность сюжетных событий, которая определяет основные временные слои повествования и возраст персонажей в этих слоях;
– выявление в романе точек обозначения реальной исторической хронологии: датировки прямые, косвенные и мнимые (явные и неявные анахронизмы).
О специфической (и уж точно непрямой) взаимосвязи сюжетной и реальной хронологий как художественном приеме Пруста и о принципиальном смешении очевидных и затемненных слоев в сюжетной хронологии «Поисков» мы поговорим после обзоров всех семи книг.

Начнем с 1 тома – «По направлению к Свану».
Условные обозначения:
Ссылки даются в квадратных скобках: римские цифры обозначают тома «Поисков» или цитируемого автора, арабские – страницы.
I – По направлению к Свану (перевод Н.М.Любимова). С-Пб., «Амфора», 1999, 540 с.
II – Под сенью девушек в цвету (перевод Н.М.Любимова). С-Пб., «Амфора», 1999, 607 с.
V – Пленница (перевод Н.М.Любимова). С-Пб., «Амфора», 1999, 527 с.
Фокин Фокин Л. С. Примечания // Пруст М. По направлению к Свану. – С-Пб.: Амфора, 1999. – С. 516-539.
Баевская-1Баевская Е. В. Примечания // Пруст М. В сторону Сванна / пер. с фр. Е. Баевской. – М.: Иностранка, Азбука-Аттикус, 2013. – С. 439-478.
СубботинаСубботина Г. А. Марсель Пруст. – Молодая гвардия, 2016. – 317 с.

Часть I. «Комбре»:
Нижняя граница повествования: бабушка героя познакомилась с будущей маркизой де Вильпаризи («из знатного рода Буйон») в Сакре-Кёр [I:61] – «Под Сакре-Кёр здесь подразумевается школа для девочек в Париже, где учились дочери аристократов и преуспевающих буржуа» [Баевская-1:444]; по-видимому, это было в 1830-х.

Слои времён: Эпизод с Франсуазой из раннего детства рассказчика, «когда тетя Леония еще жила зиму в Париже у своей матери и в Комбре мы не ездили» [I:97] – это самый ранний временной слой с непосредственным участием героя. Следующий, более поздний слой: сцена с ожиданием поцелуя матери, когда после ухода Свана юный герой размышляет о наказании за свой проступок: «меня завтра же отправят в коллеж» [I:76]. Коллеж – среднее учебное заведение, следовательно, Марселю здесь не менее 11-12 лет. Сам Пруст в 10-летнем возрасте посещал частную начальную школу, а в 11-летнем возрасте поступил в лицей [Субботина:43,306], где в ту эпоху первые годы обучения соответствовали коллежу.
Далее, в описываемых событиях детских приездов героя в Комбре, есть отсылка к, возможно, более раннему временному слою, чем эпизод с ожиданием поцелуя: его предваряет сообщение, что герой «уже несколько лет не заходил в комнату дедушки Адольфа»: тот «больше не приезжал в Комбре, потому что рассорился» с семьей героя [I:119,128] из-за встречи маленького Марселя в его парижском доме с дамой в розовом [I:119,122-127]. Причем Марсель в момент этой встречи тоже учится в коллеже [I:126], следовательно, ему уже тогда не менее 11-12 лет, и, следовательно, в год описываемых событий в Комбре (в тот год, когда у тёти Леонии работала судомойка «Благость Джотто» и герой «уже не заходил в запертую комнату деда Адольфа» [I:128]) Марселю не менее 13-14 лет, он подросток (Академический «Словарь русского языка» определяет возраст подростка: от 12 до 16 лет – Т. III. М., 1984, с.214.).
Но относится ли к этому слою эпизод с ожиданием поцелуя — остается неясным, он мог произойти и в один из предшествующих приездов: Сван приходил в гости к семье героя на протяжении многих лет.
При первой встрече героя с Жильбертой (во время прогулки по направлению к Мезеглизу мимо имения Свана Тансонвиль), ее окликает «дама в белом, которую я никогда раньше не видел», там же присутствует де Шарлю [I:196]. Марсель, идя вдоль ограды Тансонвиля, уже знает из разговора со Сваном о его дочери, «которая дружит с Берготом» [I:149,190], – этот разговор состоялся, когда Марсель в саду тети Леонии читал книгу Бергота, которую ему рекомендовал Альбер Блок [I:139,147-149]. Судя по содержанию разговоров с Блоком и со Сваном герой в этот момент явно старше себя, посещавшего дедушку Адольфа и встретившего там «даму в розовом», – следовательно, «даму в белом» он просто не узнал. Похоже, что вся эта цепочка эпизодов (с Блоком, чтение Бергота и разговор о нем со Сваном, встреча с Жильбертой, с «дамой в белом» и Шарлю) относится к тому же слою, что и общение со Сваном в год «Благости Джотто»). О возрасте героя в Комбре в год чтения Бергота есть уточнение во второй книге «Поисков»: «еще в Комбре Сван, видя в каком я восторге от Бергота, попросил у них [родителей] увезти меня как-нибудь к себе пообедать, но они не согласились, – по их мнению, я был еще слишком впечатлителен, чтобы “выходить в свет”» [II:163]. Еще одно уточнение из второй книги о возрасте героя касается дивана тети Леонии, на котором Марсель «впервые познал упоение любви с троюродной сестрой» когда тетя вставала и уходила в другую комнату [II:169].
Далее следует неопределенный (но более поздний по отношению к году «Благости Джотто») временной слой – «в ту осень, когда нам пришлось съездить в Комбре по поводу наследства тети Леонии, потому что она наконец умерла» [I:208], когда герой гуляет в одиночестве в сторону Мезеглиза. Здесь рассказчику должно быть 14-15 лет.
Затем, еще «несколько лет спустя» [I:215], когда дочь Вентейля «была в глубоком трауре» по недавно умершему отцу [I:216], герой во время прогулки у их дома в Монжувене стал невольным свидетелем ее садистского надругательства над памятью отца [I:215-220]. Этот временной слой соответствует уже не подростковому, а раннему юношескому возрасту героя – 16-17 лет, поэтому вполне вероятно, что летний эпизод в Монжувене относится к тому же году, что и осенние игры с Жильбертой на Елисейских полях (см. III часть).

Сюжетная хронология: в Комбре семья рассказчика приезжала перед Пасхой, «на Страстной» [I:92]. У родителей героя давние приятельские отношения с комбрейским соседом Сваном усложнились «после его неудачной женитьбы», так как они «не принимали его жену» [I:54]. Сван «на протяжении многих лет… часто бывал в Комбре, особенно до женитьбы» [I:56]. Имение Тансонвиль – в давнем владении семьи Сванов: тамошний пруд выкопал еще его отец [I:56,190]. Отец Свана пережил жену на два года [I:56].

Слои времён: Первый эпизод непроизвольного воспоминания Комбре произошел с Рассказчиком «в один из зимних дней» [I:88] – «не так давно» (относительно этих воспоминаний) [I:245].
Комбрейского дома, в котором герой с родителями в детстве гостил у родственников, к моменту воспоминаний Рассказчика «давно уже не существует» [I:76]. / «Дом в Комбре, описанный Прустом, больше всего напоминает дом родителей отца писателя в Илье, ныне Илье-Комбре, дошедший до наших дней, но некоторые элементы отсылают к дому в Отейле, тогда – пригороде Парижа, принадлежавшему двоюродному деду Пруста со стороны матери, Луи Вейлю. После смерти владельца этот дом был в 1897 г. продан и снесен, когда прокладывали улицу Моцарта» [Баевская:446].

Возраст Франсуазы: в детские годы героя в Комбре Франсуаза «всё ещё оплакивает своих давным-давно умерших родителей» и у нее уже есть внук [I:98].

Явный анахронизм: в детские годы героя в Комбре, еще при жизни тети Леонии, Франсуаза в бытовом контексте говорит об икс-лучах: «их сюда приносили для госпожи Октав» [I:98]. Однако икс-лучи были открыты в 1895 году, а мобильный рентгеновский аппарат могли привезти в провинциальный Комбре на дом к пациенту никак не ранее начала 1900-х, когда герой был уже юношей или взрослым. Более того, «при исследовании сердца рентгеновские лучи стали применять во Франции после 1914 г.» [Баевская:447].

Слои времён: «впоследствии, когда я начал писать книгу и застревал на иных фразах» [I:145] – это произошло до времени данного повествования.

Датирующая деталь / или анахронизм: «Чаще всего я слышал о герцогине Германтской именно от доктора Перспье, и он же показал нам номер журнала, где художник написал ее в том платье, в котором она была на костюмированном балу у принцессы Леонской» [I:232]. / «29 мая 1891 г. принцесса Леонская давала знаменитый костюмированный бал» [Баевская:461].

Слои времён: в концовке «Комбре»: «спустя много лет после моего расставания с этим городком я узнал про любовь Свана, которая была у него до моего появления на свет» [I:245].

Часть II. «Любовь Свана»:
Сюжетная хронология: Повествование этой части начинается «в тот год», когда г-жа Вердюрен покровительствовала молодому пианисту (Дешамбру), а представительницами женского пола у Вердюренов были (кроме самой г-жи Вердюрен): молодая жена начинающего [I:248] врача Котара, «дама чуть что не полусвета, г-жа де Креси» и «похожая на привратницу тётка пианиста» [I:247].
По рекомендации Одетты де Креси в «кланчик» Вердюренов был принят ее знакомый, г-н Сван [I:250]. Рассказчик отмечает, что Сван (приближавшийся к уже довольно трезвому возрасту [I:256]) очень любил женщин и что «в ту пору желание и любовь будили в нем тщеславие, от которого он теперь в повседневной жизни избавился» [I:250-251]. Рассказчик также поясняет, что «много лет спустя» он заинтересовался характером Свана из-за его сходства со своим, и сообщает: «сильное увлечение Свана» (о котором пойдёт речь) «падает примерно на год моего рождения» [I:253].

Датирующая деталь / или анахронизм: Описывая разнообразие любовных приключений Свана, Рассказчик приводит пример «о том, что от выборов на конклаве папы в силу запутанности обстоятельств зависело, удастся или не удастся ему, Свану, стать любовником одной кухарки» [I:253]. / «18-20 февраля 1878 г. в Риме собирался конклав, на котором папой был избран Джоаккино Виченцо Раффаэле Луиджи Печи, принявший имя Лев XIII и остававшийся на престоле с 20 февраля 1878 по 20 июля 1903 г. Видимо, от этого конклава и зависела благосклонность кухарки, потому что следующий, избравший Пия X, собрался только 31 июля – 4 августа 1903 г.» [Баевская:462].

Сюжетная хронология: «как-то раз в театре один из старых друзей Свана познакомил его с Одеттой, о которой он еще раньше говорил с ним как о чудной женщине» [I:255]. Некоторое время спустя после встречи в театре она написала Свану и, попросив показать ей его коллекции... добавляла, что она лучше узнает его, когда увидит его в home, в уютной обстановке, за чашкой чаю» [I:256]. Побывав несколько раз у Свана, Одетта пригласила его на чашку чая к себе. «Он сослался на спешную работу, на этюд – заброшенный им несколько лет назад – о Вермеере Дельфтском [I:258]. Несколько позднее, на пике их любовных отношений, Сван «опять принялся» за работу о Вермеере [I:305].

Возраст Одетты: лицо Одетты было «такое выразительное и такое не по годам увядшее» [I:257]. – ср. с описанием во второй книге: Г-жа Сван «казалась гораздо моложе своих лет, чем тогда», когда была г-жой де Креси. «...дойдя до середины жизни, Одетта наконец открыла – или придумала – свой облик, неменяющуюся “характерность”... придала постоянство типичности, наложила на них печать неувядающей молодости» [II:211].

Сюжетная хронология: дед Рассказчика «хорошо знал семейство Вердюренов… но он порвал всякие отношения с тем, кого он называл “молодым Вердюреном”» [I:260] (в переводе Баевской яснее: «младшим Вердюреном» с.212).

Датирующие детали / или анахронизмы: г-жа Вердюрен жалуется, что у нее нет постоянного билета на премьеры, «а то в день похорон Гамбетты они намучались» [I:278]. / Похороны министра иностранных дел Франции Леона Гамбетты, состоявшиеся 6 января 1883 г., стали событием общегосударственного значения [Фокин:527] (речь идет о прощании в Париже, похоронен 14 января в Ницце).
Одно из нежнейших писем Одетты к Свану послано из ресторана «Золотой дом» в день увеселения «в пользу пострадавших от наводнения в Мурсии» [I:289]. / Благотворительный праздник «Париж–Мурсия» состоялся 18 декабря 1879 г. [Фокин:528].

Сюжетная хронология: позднее Одетта случайно проговорится Свану, что в тот день она встречалась с Форшвилем [I:450-451].
Вскоре после того, как Сван, став любовником Одетты, редко, но появлялся в свете, и «она просила его заезжать к ней по дороге домой, невзирая на поздний час», Рассказчик отмечает: «Была весна, весна яркая и холодная» [I:299].

Датирующие детали / или анахронизмы: когда Сван спрашивал, что Одетта подразумевает под «шикарными местами», она в числе таких мест упоминает театр Эден [I:309]. / «Театр “Эдем” на улице Будро, построенный в 1882 г., был в 1898 г. заменен театром “Атеней”; в нем давали по преимуществу балеты» [Баевская:467].
Сван «по нескольку раз смотрел “Сержа Панина”, он узнавал, когда будет дирижировать Оливье Метра, потому что ему доставляло удовольствие получить представление о круге интересов Одетты, сойтись с ней во вкусах» [I:313]. / Премьера «Сержа Панина» состоялась в 1882 г. [Фокин:529].
О Сване и Вердюренах: «Когда кто-нибудь из его старых товарищей [у Баевской – «сокурсников»] по Луврской школе заговаривал с ним о тонких и знаменитых художниках, он отвечал: “Я в сто раз выше ставлю Вердюренов”» [I:315]. / Высшая школа Лувра (École du Louvre) основана в 1882 г. для подготовки музейных работников [Фокин:529], [Баевская:467].

Сюжетная хронология: в разгар любовных отношений со Сваном Одетта приводит к Вердюренам «новенького» – графа де Форшвиля (с которым Сван давно был знаком [I:320], так как они служили в одном полку [I:325]). «И уже тот обед у Вердюренов, на котором Форшвиль присутствовал впервые, подчеркнул разницу между ним и Сваном, оттенил достоинства Форшвиля и предрешил опалу Свана» [I:317]. Этот обед знаменует собой сюжетный перелом в «Любви Свана» и отмечен хронологическим комментарием Рассказчика на реплику Форшвиля о том, что Сван «вечно торчит то у Ла Тремуй, то у Лом» – «это была сущая напраслина: уже целый год Сван нигде, кроме Вердюренов не бывал» [I:326].

Датирующие детали / или анахронизмы: на этом обеде г-жа Котар говорит Свану, что «еще не видела этого знаменитого “Франсильона”, о котором все только и говорят» [I:323]. / Пьеса Александра Дюма-сына, ее премьера состоялась 17 января 1887 г. [Фокин:530].
На этом же обеде г-жа Котар еще спрашивает Свана, не видел ли он «Железоделательного заводчика»? [I:324] / Пьеса Жоржа Онэ, поставленная в 1883 г. [Фокин:530].

Сюжетная хронология: «Месяц спустя после того, как Сван прочел письмо Одетты к Форшвилю, он поехал на ужин, который Вердюрены устраивали в Булонском лесу», по окончании которого Вердюрены не дали Свану, как обычно, увезти Одетту, взяв ее в свою карету, вместе с Форшвилем [I:354-355]. Пару дней спустя г-жа Вердюрен в разговоре с Котаром подвела черту под их отношениями со Сваном: «Избави нас бог от таких людей: он нестерпимо скучен, глуп и невоспитан... Больше у Вердюренов никто уже о Сване не заговаривал» [I:359].

Датирующая деталь / или анахронизм: после этого Вердюрены собирались взять Одетту «с собой в Комическую оперу на “Одну ночь Клеопатры”». / Премьера состоялась в «Опера-комик» в 1885 г. [Фокин:531].

Сюжетная хронология: «Внешне Одетта дурнела: она расплылась, ее выразительное и печальное очарование, то изумленное, то мечтательное выражение ее лица – всё, казалось, исчезло вместе с первой молодостью». Сван «рассматривал ее карточки, на которых она была снята два года назад, и вспоминал, как она была обворожительна» [I:362].
Когда Одетта уезжала с Вердюренами в Компьен, смотреть Пьерфонский замок, не позволяя Свану «появиться там якобы случайно», он приходил в ярость: «она же могла бы осмотреть действительно прекрасные памятники со мной: ведь я десять лет изучал архитектуру» [I:363].
Сван напросился к своему приятелю, маркизу де Форестелю, у которого недалеко от Компьена был замок, и тот «пришел в восторг, что Сван впервые за пятнадцать лет наконец-то обрадовал его, согласившись приехать к нему в именье» [I:364].

Слои времён: об этом тяжелом для Свана времени Рассказчик замечает постфактум: «И у него не было счастливых дней, какие были у меня в Комбре, во времена моего детства, дней, когда забываются страдания, оживающие по вечерам» [I:366] – композиционная ремарка для читателя, связывающая сразу три временных слоя: время мучительной страсти Свана, время детских горестных и счастливых дней Рассказчика, время написания «Любви Свана» (последний слой, похоже, относится ко времени «пленения» героем Альбертины: «я написал рассказ о Сване и о том, что он не мог обойтись без Одетты» [V:436]).

Очередная примета хронологической зыбкости повествования (2 стр. спустя): вновь подчеркивая связь между собой и Сваном, Рассказчик отмечает сходство психологических ситуаций: «...и когда он один уезжал с вечера и ложился спать в тоске, какая несколько лет спустя, в Комбре, вечерами, стоило ему прийти к нам ужинать, наваливалась на меня» [I:368]. Учитывая ранее сказанное Рассказчиком (о том, что любовная история Свана с Одеттой происходила перед его рождением), его «насколько лет спустя» здесь эквивалентно не менее 12 годам.

Сюжетная хронология: «Сван, осведомленный о том, что Одетта знает и очень любит моего двоюродного деда Адольфа, с которым он тоже был дружен, решил обратиться к нему с просьбой повлиять на Одетту <…> Несколько дней спустя Одетта рассказала Свану о постигшем ее разочаровании: мой дед такой же, как все, – он только что пытался овладеть ею. Сван хотел было тут же вызвать моего деда на дуэль – Одетта его отговорила, но при встрече с дедом Сван все-таки не подал ему руки. Сван очень жалел, что поссорился с моим дедом Адольфом: он надеялся поговорить с ним по душам и выяснить, как вела себя Одетта в Ницце, о чем до Свана дошли темные слухи. <…> в Бадене и в Ницце, где она прежде жила по нескольку месяцев, она приобрела сомнительную популярность. <…> он в бессильной, слепой, доводящей до головокружения тоске наклонялся над бездной, поглотившей первые годы Септената, когда было принято проводить зиму на Английском бульваре [Английская набережная в Ницце], а лето – под сенью баденских лип...» «Бедная Одетта! он ее не осуждал. Она была виновата только наполовину. Ведь говорили же, что в Ницце родная мать продала ее, еще почти девочку, богатому англичанину» [I:384,385,386,447]. / Септенат – семилетие (1873-1879) президентство генерала Мак-Магона [Фокин:532].
На музыкальном вечере у маркизы де Сент-Эверт маркиза де Галардон, будучи старше Орианы на 20 лет, «думала о том, что юная ее родственница, принцесса де Лом, замужем уже шесть лет» [I:404-405]. В замке Германт (неподалеку от Комбре) она ухаживает за своим больным свекром, отцом Базена, но неожиданно для маркизы де Сент-Эверт появилась на ее вечере [I:412].
«После этого вечера у Свана не оставалось сомнений, что чувство Одетты к нему никогда уже не возродится <…> Расстаться с Одеттой навсегда он не мог, но душевная его боль в конце концов утихла бы и его любовь, быть может, угасла бы, если б он виделся с ней постоянно... Он знал, что Одетта надолго уезжала из Парижа раз в год: на август или на сентябрь, — следовательно, в его распоряжении было несколько месяцев, чтобы растворить печальную мысль об ее отъезде...» Но «на Троицын день» она уехала с Форшвилем в Египет [I:431,433-434].
«Художник болел, и Котар прописал ему морское путешествие». Вердюрены «купили яхту, и теперь Одетта часто отправлялась на морские прогулки... Однажды вся компания отправилась, как предполагалось вначале, всего лишь на месяц, но то ли путешественники вошли во вкус... путешествие продолжалось около года. Сван был совершенно спокоен, почти счастлив» [I:454-455]. Как видно, в это время Одетта еще не родила Жильберту. Отношения Свана и Одетты длятся уже года три.
В Константинополе Вердюренам пришлось отпустить пианиста и Котаров, с ними уехал и художник. Вскоре после их возвращения Сван случайно встретил в омнибусе г-жу Котар, которая сообщила ему, что в путешествии Одетта много о нем говорила. Это вызвало в Сване «другие, нормальные чувства... чувство признательности, дружеские чувства, словом, такие, которые в глазах Свана могли бы вновь очеловечить Одетту...» [I:455-458].
Последним моментом перед его пробуждением от болезненной страсти стал пространный сон, в котором Форшвиль предстал в облике Наполеона III, после чего «декорация, которую Сван все время видел перед собой, рухнула...» Собираясь ехать в Комбре, куда должна была на несколько дней приехать молодая маркиза де Говожо, он вновь вспомнил свой сон, Одетту, – «но, пока он спал, его память не случайно… попыталась отыскать его первоначальное, верное представление о ней. И тут он мысленно воскликнул <…> “Как же так: я убил несколько лет жизни, я хотел умереть только из-за того, что всей душой любил женщину, которая мне не нравилась, женщину не в моем вкусе!”» [I:460-464].

Часть III. «Имена стран: Имя»:
Сюжетная хронология: Рассказчик продолжает предаваться мечтам о предстоящем путешествии в Бальбек. «Но стоило родителям пообещать как-нибудь на пасхальных каникулах повезти меня в Северную Италию...», мечты о Бальбеке вытеснились мечтами о Венеции и Флоренции [I:468-469].

Сюжетная хронология противоречит реальной: «мой отец решил, что в этом году пасхальные каникулы мы проведем во Флоренции и в Венеции». Он сказал: «...вы могли бы побывать в Венеции с двадцатого по двадцать девятого апреля, а на первый день Пасхи, утром, приехали бы во Флоренцию. <…> меня осенило, что на следующей неделе, накануне Пасхи, в Венеции по улицам... не будут прохаживаться люди, каких я себе... упорно продолжал рисовать» [I:472,475,476] – но первый день католической Пасхи не может приходиться на столь позднее число, 30 апреля, – Пруст ставит читателя перед очевидной псевдохронологией.

Сюжетная хронология: переживания о предстоящей поездке доводят юного героя до нервного срыва, он заболевает, и, по мнению доктора, даже после поправки ему «еще целый год нельзя будет предпринимать какое бы то ни было путешествие». Кроме того доктор запретил герою «пойти на спектакль с участием Берма». Завершая этот эпизод, рассказчик сообщает: «Меня только ежедневно посылали на Елисейские поля под надзором особы, которой поручалось следить за тем, чтобы я не переутомлялся: это была Франсуаза, поступившая к нам после кончины тети Леонии» [I:476-477].
Осенью (упоминаются затоптанная лужайка, волан, пальто и уроки) герой встречает на Елисейских полях Жильберту – мадемуазель Сван, и он вскоре становится ее товарищем по играм в бадминтон и догонялки [I:478-480]. Очень скоро приходит снежная зима [I:481] и Жильберта в меховом капоре со всех ног мчится к герою, раскатываясь на льду [I:482].

Датирующая деталь / или анахронизм: затем, перед Рождеством Жильберта намеревается идти «к подруге смотреть из ее окна на приезд короля Феодосия» [I:493]. / Прототипом Феодосия «был, согласно текстологическим исследованиям французских ученых, русский царь Николай II, который действительно посетил Париж в октябре 1896 г. Неоднократно говоря о визите этого монарха в Париж, Пруст в романе “Под сенью девушек в цвету” делает характерную оговорку, назвав короля Феодосием II» [Фокин:532], [II:43]

Слои времён: об отношении родителей Жильберты: «как будет видно из дальнейшего, я вскоре узнал, что наши с Жильбертой игры были им не по душе» [I:505] – отсылка ко второй книге: «Когда я заговорил с ней, что я в восторге от ее родителей, лицо ее приняло неопределенное выражение… и вдруг она мне сказала: “А вы знаете, они вас недолюбливают!” <…> На наши отношения они смотрели косо, считая, что я не очень добродетелен и могу дурно влиять на их дочь» [II:73]

Датирующая деталь / или анахронизм: в конце книги на прогулках в Булонском лесу мужчины об Одетте: «Я припоминаю, что я с ней весело провел время в день отставки Мак-Магона» [I:507] – отставка президента Мак-Магона произошла 30 января 1879 г.

Возраст героя: «Смысл этих разговоров был мне не ясен, но я улавливал вокруг г-жи Сван непонятный шепот славы <…> подойдя к г-же Сван почти вплотную, я таким быстрым и широким движением снимал шляпу и так низко кланялся, что она невольно улыбалась» [I:507,508] – возраст героя времён его общения с Жильбертой на Елисейских полях и созерцания прогулок ее матери в Булонском лесу: ранняя юность (одежда и поведение).

Слои времён: в концовке первой книги Рассказчик вновь совершает прогулку в Булонском лесу – многие годы спустя, во времена работы над этой книгой: «в этом году… в начале ноября» [I:508]. «Увы! Теперь там ездили только в авто… <…> Того мира, который я знал, больше не существовало» [I:512-515].


Из книги Мишеля Эрмана: «Прустовские каталоги. Персонажи и места “В поисках утраченного времени”»
Общая хронология «Поисков»:
р.227:
1879-1881 – годы «Любви Свана» (Одетта в то время замужем за графом де Креси)
1880 – рождение героя, Жильберты и Альбертины
1889 – женитьба Свана и Одетты
1890 – эпизод «вечернего поцелуя» в Комбре
1894 – смерть тети Леонии
1895-1896 – годы любви героя к Жильберте
1896 – первая встреча героя с Берготом и посещение представления «Федры» с участием Берма
1897 – сцена с дочерью Вентейля и ее подругой в Монжувене (июль); первое пребывание героя в Бальбеке (август) и встреча с Эльстиром; герцогиня Германтская в Опере (осень); пребывание героя в Донсьере (конец года).

р.228:
1898 – дело Дрейфуса; смерть бабушки героя; вечер у г-жи де Вильпаризи (вероятно, в конце года).
1899 – вечер у принцессы Германтской; светское становление героя; смерть Свана; герой открывает природу де Шарлю.
1900 – второе пребывание героя в Бальбеке
1900-1901 – совместная жизнь героя и Альбертины
1901 – смерть Альбертины; смерть Бергота
1902 – пребывание героя в Венеции; женитьба Жильберты и Сен-Лу
1903 – пребывание героя в Тансонвиле у Жильберты и Робера де Сен-Лу
1904-1914 – герой проводит эти годы в клиниках.
1914 – краткий приезд героя в Париж в начале войны для медицинского освидетельствования
1916 – второй приезд героя в военный Париж; смерть Робера де Сен-Лу
Конец 1919 г. Утренник у бывшей г-жи Вердюрен, ставшей принцессой Германской

Из Словаря персонажей:
p.19: дед Адольф – р.1820-е
p.21-22: Альбертина – р. 1880, ум. 1901
p.28: Бергот – р.1840-е, ум. 1901
p.29: Берма – р. 1840-е, ум. 1919
p.32: Альбер Блок – р. 1879
p.38: Бришо – р. ок. 1850
p.39: Камбремер-старшая (Зелия) – р. 1830-е; на муз. вечере у Сент-Эверт: 1880
p.40: Камбремер-младшая (сестра Леграндена) – р. 1850-е
p.41: Камбремер-младший (Леонор) – женится на м-ль д`Олорон: 1902
p.42: барон де Шарлю – р. 1839
p.45: Котар – регулярно посещает Вердюренов с 1880-х
p.50: герцог де Дюра – женится на г-же Вердюрен: 1916 или 1917
p.57: фон Фаффенгейм – с Норпуа о приеме в члены Академии: 1899
p.60: Форшвиль – введён Одеттой к Вердюренам: 1880
p.61: Франсуаза – р. 1830-е
p.65,66: Жильберта Сван – р. 1880; 1 янв. 1897 герой решает больше не встречаться с ней
p.67: бабушка Батильда – р. ок. 1823, ум. 1898
p.69: дедушка Амедей – р. 1820-е
p.70: Базен, герцог Германтский – р. 1836
p.71: Ориана, герцогиня Германтская – р. 1842
p.75: герой – р. 1880
p.82: Легранден – р. 1850
p.83: тетя Леония – ум. 1894
p.85: граф де Марсант (отец Сен-Лу) – убит на войне: 1871
p.86: мать героя – р. 1850-е; вышла замуж: 1879
p.88: Морель – р. 1880
p.89: маркиз де Норпуа – р. 1820-е
p.94,137: отец героя – р. ок. 1850; с семьей переезжает во флигель особняка Германтов: 1897
p.95: пианист Дешамбр – играл у Вердюренов сонату Вентейля для Свана и Одетты: 1879
p.102: Робер де Сен-Лу – р. ок. 1870, женился на Жильберте: 1902; погиб в бою: 1916
p.103: м-ль де Сен-Лу – р. 1903
p.104-105: княгиня Щербатова – ум. 1901
p.107: Шарль Сван – р. ок. 1847, ум. 1899
p.108-109: Одетта Сван – р. 1853; позировала Эльстиру: 1872; входила в «кланчик» Вердюренов: с конца 1870-х; стала любовницей Свана: 1879; вышла за него замуж: 1889
p.115,138: Гюстав Вердюрен – р. ок. 1850; переезжают в особняк на наб. Конти: кон. 1890-х
p.115: Сидони Вердюрен – р. ок. 1850
p.117: маркиза де Вильпаризи – р. 1820, ум. 1900-е
p.119: Вентейль – р. 1820-х, ум. ок.1896
р.119: дочь Вентейля: р. ок. 1880

Оглавление хронологического путеводителя по Прусту
Продолжение следует...
.
Tags: *Пруст «В поисках утраченного времени», Путеводитель по Прусту (хронология)
Subscribe

  • Вместо предисловия

    Начиная этот журнал, я ориентировался на образы когда-то задуманной, но и поныне неосуществленной в материале эпической поэмы «Слон и моська»: ...И…

  • Срывание всех и всяческих масок

    95-летию Алексея Дедушкина посвящается Вот уже два года (чуть больше) как я пришел сюда, завел журнал и стал более-менее регулярно обращаться…

  • Наука и жизнь хроника

    Дамы и господа! Леди и джентльмены! Товарищи! С радостью прискорбием нетерпением сообщаю вам, что сегодня вышел заключительный…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments