Максим (1_9_6_3) wrote,
Максим
1_9_6_3

Categories:

Путеводители по Прусту: топография Комбре

В качестве приложения к вики-статье «Комбре (Пруст)» представляю подробный топографический обзор Комбре и его окрестностей по текстам книг романа.

Условные обозначения:
Ссылки даются в квадратных скобках: римские цифры обозначают тома «Поисков» или цитируемого автора, арабские – страницы.
I – По направлению к Свану / пер. с фр. Н. М. Любимова. – С-Пб.: Амфора, 1999 – 540 с.
III – У Германтов / пер. с фр. Н. М. Любимова. – С-Пб.: Амфора, 1999. – 665 с.
VI – Беглянка: Приложения / пер. с фр. Л. М. Цывьяна. – С-Пб.: Амфора, 2000. – С. 288-361.
VII – Обретенное время / пер. с фр. А. Н. Смирновой. – С-Пб.: Амфора, 2001. – 382 с.
БаевскаяБаевская Е. В. Примечания // Пруст М. В сторону Сванна / пер. с фр. Е. Баевской. – М.: Иностранка, Азбука-Аттикус, 2013. – С. 439-478.
ДелёзДелёз Жиль. Марсель Пруст и знаки / пер. с фр. Е. Г. Соколова. – С-Пб.: Лаб. метафиз. исслед. при филос. фак. СПбГУ: Алетейя, 1999. – 384 с.
МихайловМихайлов А. Д. Поэтика Пруста. – М.: Языки славянской культуры, 2012. – 504 с.
СубботинаСубботина Г. А. Марсель Пруст. – М.: Молодая гвардия, 2016. – 317 с.
Фокин Фокин Л. С. Примечания // Пруст М. По направлению к Свану. – С-Пб.: Амфора, 1999. – С. 516-539.

Улицы Комбре:
– Святого Илария (на нее выходили северные двери одноимённой церкви) [I:92,107]
– Святого Иакова (где стоял дом тети Леонии и куда входили его окна; она упиралась вдали в Большой луг [I:92,93]; Малый луг был «посреди города, на перекрестке трех улиц» [I:93])
– Святой Ильдегарды (вдоль которой тянулся сад тети Леонии) [I:92,137] делала крутой поворот [I:138]
– Святого Духа / Сент-Эспри* (куда выходила боковая калитка в заброшенном уголке сада тёти Леонии) [I:92,118,166]. Описывая свое пребывание в военном Париже 1916 года, Рассказчик «сам себе казался деревенским жителем, который наносит визиты соседям, вроде тех, что наносил нам Сван вечерами после ужина, не встретив ни единого прохожего в сумерках Тансонвиля, когда шел по узкой проселочной дороге до улицы Сент-Эспри» [VII:46]
(* в переводе А.Смирновой)
– Птичья улица с гостиницей «Подстреленная птица» [I:92,223], «на широкий двор которой в XVIII веке въезжали кареты герцогинь де Монпансье, Германт и Монморанси, когда им нужно было быть в Комбре то ли из-за тяжбы с вассалами, то ли чтобы привести их к присяге» [I:223-224]. Много позднее Рассказчик, сравнивая вид венецианской гостиницы, где он жил с матерью, описывает одно из окон дома тети Леонии на Птичьей улице: «...какое-то подобие незначительных особенностей, которые выделяли окно комнаты моей тетушки Леонии на Птиьей улице – вроде его кажущейся асимметричности из-за неравного расстояния между двумя соседними окнами, чрезмерно высокого деревянного подоконника, изогнутого рычага для открывания ставней, штор холодновато-голубоватого атласа с подхватами, чтобы полотнища оставались раздвинутыми, – существовала и в этой венецианской гостинице» [VI:306]
– улица Лабретонри [III:538]
– улица Сентрай, «она соединяла улицу Лабретонри с Птичьей. Так как Сентрай, соратник Жанны д`Арк, женившись на одной из Германт, присоединил к владениям этого рода графство Комбре, то и герб его скрестился с гербом Германтов под одним из витражей Св. Иллария» [III:538]
– Вокзальная улица, обсаженная липами [I:95,137]
– привокзальный бульвар с липами (возможно, та же Вокзальная улица), «где стояли самые красивые дома в городе»; но ко времени повествования «на месте бульвара в Комбре разбит городской сад» [I:166]
– улица Кюр с бакалейной лавкой Камю, где тот заколачивал «пыльные ящики» [I:131]
– улица де Першан, узкая, кривая, заросшая травой, на нее выходила другая калитка в саду тети Леонии, и с нее начинались прогулки в сторону Германта; улица, «которую мы тщетно стали бы искать в сегодняшнем Комбре, ибо на ее месте возвышается школа» [I:208,223]

Отдельные объекты в Комбре:
– вокзал, стоявший в некотором отдалении от городка [I:225]
– виадук, «каменные шаги которого начинались у вокзала» [I:165]
– Старый мост через Вивону [I:102,224]
– колокольня церкви св. Илария (на 97 ступенек [I:156]) была видна еще с железной дороги при подъезде к Комбре [I:108]; из комнаты героя в доме тети Леонии «было видно только ее основание, вновь покрытое шифером» [I:110]
– «остатки четырехугольной полуразрушенной башни, которая ещё стояла рядом с колокольней, но была ниже ее»; с парными амбразурами и зубцами [I:108,109]
– кондитерская напротив церкви св. Илария [I:104] (вероятно, кондитерская Галопена) [I:101]
– аптека г-на Рапена и дом г-жи Луазо с двух сторон примыкали к церкви св. Илария на одноименной улице [I:107]
– бакалейная лавка Камю [I:100,114,131,132]
– лавочка Боранжа, где герой покупал книги, была далеко от его дома [I:132]

Окрестности Комбре:
– два противоположных направления для прогулок: к Мезеглиз-ла-Винез или «направление Свана» (так как дорога проходила мимо его имения) и направление к Германту [I:187,242-245]
– имение Сванов Тансонвиль [I:47,190] начиналось своим парком с белой оградой сразу за городом [I:189]; пруд в парке был выкопан родителями Свана [I:56,190]; ограда парка с сиренью, затем с боярышником [I:189,191-194]
– после Тансонвиля дорога по направлению к Мезеглизу шла ровными полями [I:200]; слева было село Шампье, справа «виднелись резные шпили сельского храма Андрея Первозванного-в-полях» [I:200-201]; «Часто мы укрывались от дождя вперемежку со святыми и библейскими патриархами на паперти Андрея Первозванного. Какая это была французская церковь!» [I:206,244]; старофранцузский дух его готической скульптуры Рассказчик узнавал во Франсуазе и в мальчике Теодоре, служившем у Камю [I:206-207]
– по дороге к Мезеглизу располагалось и имение Вентейля Монжувен [I:164], где «на берегу большого пруда, у поросшего кустарником холма, нам виден был дом Вентейля» [I:202];
– от храма Андрея Первозванного, вдали, был городок Русенвиль (где Рассказчик никогда не был [I:207], но куда ездила Франсуаза на рынок [I:161,170]), в былые времена он «славился фетровыми шляпами и стенными часами»; по словам комбрейского священника «в русенвильском храме замечательные витражи» [I:154]
– в направлении к Мезеглизу находился Тиберзи [I:138] (там некогда был летний дворец Теодерберта [I:156] – вымышленное историческое лицо [Фокин:524])

Топография прогулок по направлению к Германту:
1) начинались с выхода «через садовую калитку на улицу Першан» [I:223]
2) продолжались «по Птичьей улице, мимо гостиницы “Подстреленная птица”» [I:223]
3) «Потом мы выходили на бульвар [привокзальный?], из-за деревьев которого выглядывала колокольня св. Илария» [I:224]
4) «почти всё время надо было идти берегом Вивоны. Первый раз мы переходили реку через десять минут после начала прогулки по пешеходному, так называемому Старому мосту» [I:224]
5) «Старый мост выходил на тропинку бечёвника, где летом с обеих ее сторон тянулись ковры голубых листьев орешника» [I:224]
6) «Мы шли по высокому берегу; противоположный, низкий берег простирал луга до самого городка, даже до вокзала, стоявшего в некотором от него отдалении» [I:225]
7) «В траве прятались останки замка, принадлежавшего древнему роду графов Комбрейских. <…> То были всего-навсего приподнимавшие равнину едва заметные части башен, остатки бойниц» [I:225]
8) «Немного дальше Вивоне преграждают путь водяные растения» (сначала отдельные кувшинки) [I:226]
9) «А дольше река замедляет течение; она проходит по имению, но публику пускал туда владелец — любитель водяных растений, насадивший в прудиках, которые там образует Вивона, целые сады кувшинок» [I:227-228]
10) «Выйдя из парка, Вивона снова бежала быстро. <…> Мы садились среди ирисов на берегу... Нам пора было закусить» [I:228]
11) «Иной раз мы проходили мимо стоявшего на лесистом берегу дома: это было что-то вроде уединенной, затерянной дачи» [I:228-229]
12) «я проходил иногда мимо сырых садов, откуда свешивались гроздья темных цветов» [I:230]
– «Гуляя по направлению к Германту, мы ни разу не дошли до истоков Вивоны», а, оказалось, что они находятся всего лишь «в нескольких километрах от Комбре» [I:229] [в этом и метафорический смысл]
– две колокольни церкви в Мартенвиль-ле-Сек и колокольня Вьевикской церкви, отделенная от них холмом и долиной [I:238-241]
– рвы Сент-Асиз-ле-Комбре, отделённые от Вивоны «завесой высоких деревьев» [I:157]
– сеть каналов Жуи-ле-Виконт («Отрада виконта») [I:157]

Метафорическая топография и Комбре в финальных сценах «Поисков»:
– «...Германт я узнал лучше, но только произошло это значительно позже» [I:188]
– «...направление в Мезеглиз и направление в Германт позднее принесли мне немало разочарований, более того: из-за них я наделал немало ошибок» [I:245]
– Много лет не бывавший в Комбре герой, приехавший погостить к Жильберте де Сен-Лу в Тансонвиль, описывает свои впечатления: «Теперь в Тансонвиле ужинали, когда в Комбре все уже видели третий сон. Из-за жары, а также потому что во второй половине дня Жильберта писала в замковой часовне [замка Германтов], на прогулку выходили часа за два до ужина. На смену былым удовольствиям – полюбоваться при возвращении багровым небом и на его фоне распятием на холме или искупаться в Вивонне, пришли новые, потому что их дому мы выходили, когда уже опускалась ночь и в деревне не встретишь ни души, разве что возвращающуюся овечью отару <…> Прогулки наши часто были похожими на те, что я совершал в детстве, но почему я не испытывал так же остро, как тогда на землях Германтов, чувства, которое я не способен был описать словами, и почему ко всему этому добавлялось ощущение, будто моя восприимчивость ослабла, когда я ловил себя на том, насколько мало меня интересует Комбре? Я был в отчаянии, обнаружив, что меня почти не трогает прошлое. Я останавливался на берегу Вивонны, и она казалась мне узкой и ничуть не красивой. Нет, никаких особых неточностей в своих воспоминаниях я не находил. Просто я оторвался от этих мест...» [VI:355-356]
– Как-то раз Жильберта ему сказала: «“Если... время было бы не такое позднее, мы могли бы пойти по этой левой дорожке, потом свернуть направо и меньше чем через четверть часа были бы у Гемантов”. Это было все равно, что объявить: “Поверните налево, потом возьмите вправо, и вы коснетесь неосязаемого, достигнете недосягаемых далей, про которые люди на земле знают лишь, в какой они стороне”, – именно это единственное, то есть “направление”, как мне некогда казалось, я и мог знать о Германтах, и, возможно, в каком-то смысле так оно и было. И еще я был страшно удивлен, увидев “исток Вивонны”, который некогда мне представлялся чем-то внеземным вроде входа в Аид, а на самом деле оказался квадратным прудом, в котором поднимались пузыри. В третий раз это случилось, когда Жильберта предложила мне: “Если хотите, мы можем как-нибудь выйти пораньше, и тогда сможем дойти до Германтов через Мезеглизов, это самая живописная дорога”» [VI:356-357]
– Жильберта вспоминала в разговорах с героем: «Обычно я играла... с друзьями в руинах Русенвильского донжона» [VI:358], а он потом в своих размышлениях отмечал, «что счастье, к которому я тогда всеми силами устремлялся и которое мне теперь уже никто не возвратит, существовало совсем рядом – в том самом Русонвиле, о котором я так часто говорил и который видел из комнаты, пахнущей ирисами» [VI:361]
– Герой, все еще находящийся в гостях у Жильберты, описывает вид на тансонвильский парк: «...весь этот день я провел у себя в комнате, в окне которой был виден парк с его чудесной зеленью и кустами сирени у самого въезда, зелена, пронизанная солнцем листва огромных деревьев у воды [пруда], и лес Мезеглиза. И в общем-то я смотрел на всё это с удовольствием потому лишь, что мог сказать себе: “Как красиво, когда в окне комнаты видно столько зелени”, до той самой минуты, пока на этом величественном изумрудном полотне я не разглядел нарисованную по контрасту темно-синим – просто потому, что находилась дальше – колокольню церкви в Комбре. Нет, не ее изображение, но саму эту колокольню, которая, явив таким образом моим глазам идею расстояния – пространственного и временного – вдруг возникла посреди лучезарной зелени...» [VII:5]
– Из письма Жильберты герою в сентябре 1914 года: «“...я уехала из Парижа, чтобы спастись от немецкой авиации, полагая, что в Тансонвиле окажусь в полной безопасности. Я провела там всего лишь два дня, а затем, вы даже не представить себе не можете, что произошло, немцы заняли эти места, разбив наши войска возле Ла Фера, и немецкий штаб в сопровождении полка объявился в Тансонвиле, и мне пришлось их разместить у себя, и никакой возможности уехать, ни единого поезда, ничего”. Немцы-штабные в действительности вели себя хорошо, как можно было понять из письма Жильберты, и это тоже казалось проявлением духа Германтов, которые сами происходили из баварцев и принадлежали к высшей немецкой аристократии, но Жильберта была неистощима на похвалы превосходному воспитанию штабных офицеров и даже солдат, которые обратились к ней всего-навсего с просьбой “разрешить сорвать одну незабудку, которая растет возле пруда”, и это прекрасное воспитание она ставила в пример необузданному буйству французов-дезертиров, которые проходили через их владения, опустошая всё на своем пути, еще до появления немецких генералов» [VII:63]
– Из письма Жильберты герою летом (или весной) 1916 года: «...отныне места эти столь же прославились, как Аустерлиц или Вальми. Битва за Мезеглиз продолжалась больше восьми месяцев, но захватить его не смогли. Крутая тропинка, которую вы так любили и которую мы называли “боярышниковый спуск” и где вы, как вы сами говорили, в детстве влюбились в меня, между тем как я должна уверить со всей определенностью, это я была в вас влюблена, так вот, я даже сказать вам не могу, какое важное значение приобрела она. Огромное пшеничное поле, которым эта тропинка заканчивается, это и есть та самая знаменитая “высота 307”, название которой вам, должно быть, не раз встречалось в коммюнике. Французы взорвали тот мостик через Вивону, который, как вы говорили, не напоминал вам о детстве так, как вам бы этого хотелось, а немцы навели другие мосты, и в течение полутора лет они удерживали одну половину Комбре, а французы другую» [VII:68]

Дополнения:
– «Город Комбре наделен чертами реального городка Илье, расположенного на Луаре, в 25 километрах от Шартра; после 1971 г. переименован в Илье-Комбре (добавление “Комбре” было сделано в честь Пруста к столетию со дня его рождения). Это родной город отца писателя. В возрасте от шести до девяти лет Марсель приезжал сюда на пасхальные и летние каникулы к тетке Элизабет Амио, сестре отца. Позже эти поездки прекратились из-за приступов астмы, и Илье превратился для ребенка в потерянный рай. В последний раз Марсель побывал в Илье в пятнадцать лет, после смерти тетки. Кроме того, Комбре напоминает парижский пригород Отейль, где жила семья матери писателя» [Баевская:440]
– «Среди важных перемен, произошедших в тексте “Поисков” после начала военных действий, можно назвать также перенос географического расположения Комбре: если в первом издании “В сторону Свана” городок находился поблизости от Шартра, то во втором он оказывается в окрестностях Реймса и, таким образом, подвергается опасности быть оккупированным» [Субботина:277-278]
– Имение Свана Тансонвиль – «реально существующий замок, в окрестностях Иллье» [Михайлов:216]
– «Сторона Мезеглиз и сторона Германт являются скорее первоматериями, линиями обучения, а не источниками воспоминания. Это – две стороны “формирования”. Пруст постоянно на том настаивает: в тот или иной момент герой еще не знал данную вещь, он ее постигнет позже. Он пребывал во власти какой-то иллюзии, от которой в конце концов избавится. Чередование разочарований и откровений создает ритм, которому подчиняются все Поиски». [Делез:29]
.
Tags: *Пруст «В поисках утраченного времени»
Subscribe

  • Как я провел день

    В 6 утра, как обычно. Кофе, запись в календаре: «10-40 – прививка, сертификат». Утренняя доза компьютера. Копирую, на всякий пожарный, старые посты…

  • Товарищи маленькие дети, это интересно!

    Для удобства навигации в сопредельном журнале сделан тематический Путеводитель по ЖЖ «Архив Веры Чаплиной». Там выложено изрядное количество…

  • Перед походом к зубному врачу

    Как обычно, перед Новым годом что-то ломается. На этот раз у меня сломался зуб, и сегодня придется ехать к зубному. В связи с тем, что результаты…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments