Максим (1_9_6_3) wrote,
Максим
1_9_6_3

Category:

Путеводитель по Прусту: Хронология (8-б)

Приложением к вики-статье «В поисках утраченного времени» продолжаем хронологический обзор романа.
Настала очередь подводить итоги, первым из них станет выборка по РХ-маркерам.

Уточним понятия:
Маркер реальной хронологии (РХ-маркер) – повествовательное высказывание, прямо или косвенно указывающее на связь описываемого сюжетного события с локальным отрезком реального исторического времени или конкретной календарной датой
Маркер сюжетной хронологии (СХ-маркер) – повествовательное высказывание, выявляющее последовательность сюжетных событий произведения
Прямая датировка – РХ-маркер в виде непосредственно приводимой календарной даты
Опосредованная датировка – РХ-маркер в виде опосредованно приводимой календарной даты (н-р, «я с ней весело провел время в день отставки Мак-Магона» – отставка произошла 30.01.1879)
Косвенная датировка – РХ-маркер обозначает границу протяженного исторического отрезка (н-р, Сван «по нескольку раз смотрел “Сержа Панина”» – премьера состоялась в 1882 г., что локализует нижнюю границу отрезка из нескольких лет)
Условная датировка – цепочка сюжетных событий, выходящая на какой-либо РХ-маркер (н-р, определение нижней границы повествования «Поисков»)
Анахронизм – несоответствие отдельно взятого РХ-маркера складывающейся в произведении системе взаимосвязанных СХ- и РХ-маркеров (при резком несоответствии – явный анахронизм)

Ниже представлена выборка по РХ-маркерам из хронологических обзоров всех томов + выводы о взаимосвязи сюжетной хронологии «Поисков» с реальной исторической хронологией

1 том – «По направлению к Свану».
Часть I. «Комбре»:

Нижняя граница повествования по условной датировке: бабушка героя познакомилась с будущей маркизой де Вильпаризи в Сакре-Кёр [I:61] – парижской школе для девочек, где учились дочери аристократов и преуспевающих буржуа. Взаимоотношения бабушки героя и маркизы де Вильпаризи имеют большую значимость в сюжетной системе «Поисков», поэтому данный СХ-маркер задает ориентир для расчета нижней хронологической границы всего повествования. Точкой отсчета становится смерть бабушки героя, произошедшая в момент наибольшей взаимосвязи СХ- и РХ-маркеров «Поисков» – в разгар событий дела Дрейфуса (1898-1899). В эти же годы ее внук преодолевает порог юношества и приобретает статус взрослого молодого человека, ему около 20 лет. Взяв за условный ориентир детородный возраст его матери в 25 лет (+/– 5 лет), можно предполагать, что сама она родилась около 1853-54 гг. (+/– 5 лет), когда ее матери – бабушке героя – тоже было около 25 лет (+/– 5 лет), что условно датирует рождение бабушки 1828-29 гг. (+/– 10 лет). Таким образом, знакомство бабушки героя с будущей маркизой де Вильпаризи в школе для девочек может быть отнесено к концу 1830-х – началу 1840-х годам (+/– 10 лет).

В I части встретились лишь два РХ-маркера:
явный анахронизм: в детские годы героя, еще при жизни тети Леонии, Франсуаза говорит, что икс-лучи «приносили» к тете в Комбре [I:98] – мобильный рентгеновский аппарат могли привезти в провинциальный Комбре на дом к пациенту никак не ранее 1900-х, когда герой был уже взрослым
опосредованная датировка малой значимости: в детские годы героя в Комбре доктор Перспье как-то показал номер журнала, где художник написал герцогиню Германтскую «в том платье, в котором она была на костюмированном балу у принцессы Леонской» [I:232] – принцесса давала знаменитый костюмированный бал 29.05.1891

Часть II. «Любовь Свана»:
Во II части гораздо больше РХ-маркеров, однако их явная противоречивость друг другу (не устраненная Прустом во втором издании) вряд ли может быть признана случайностью – скорее она выявляет намеренный авторский прием:
* опосредованная датировка: «от выборов на конклаве папы в силу запутанности обстоятельств зависело, удастся или не удастся ему, Свану, стать любовником одной кухарки» [I:253] – папа Лев XIII был избран 18-20.02.1878
* опосредованная датировка: г-жа Вердюрен жалуется, что у нее нет постоянного билета на премьеры, «а то в день похорон Гамбетты они намучались» [I:278] – прощание с министром иностранных дел Леоном Гамбеттой происходило в Париже 06.01.1883
* опосредованная датировка (явный анахронизм в отношении предыдущей и последующей): одно из писем Одетты к Свану послано в день увеселения «в пользу пострадавших от наводнения в Мурсии» [I:289] – благотворительный праздник «Париж–Мурсия» состоялся 18.12.1879
* косвенная датировка: когда Сван спрашивал, что Одетта подразумевает под «шикарными местами», она в числе таких мест упоминает театр Эден [I:309] – театр построен в 1882 г.
* косвенная датировка: Сван «по нескольку раз смотрел “Сержа Панина”... потому что ему доставляло удовольствие получить представление о круге интересов Одетты» [I:313] – премьера состоялась в 1882 г.
* косвенная датировка: о Сване и Вердюренах: «Когда кто-нибудь из его старых товарищей [сокурсников] по Луврской школе заговаривал с ним о тонких и знаменитых художниках, он отвечал: “Я в сто раз выше ставлю Вердюренов”» [I:315] – высшая школа Лувра основана в 1882 г. для подготовки музейных работников
* косвенная датировка (явный анахронизм в сравнении с предыдущими): на обеде у Вердюренов (на котором впервые присутствовал Форшвиль) г-жа Котар говорит Свану, что «еще не видела этого знаменитого “Франсильона”, о котором все только и говорят» [I:323] – премьера состоялась 17.01.1887
* косвенная датировка: на этом же обеде г-жа Котар еще спрашивает Свана, не видел ли он «Железоделательного заводчика»? [I:324] – пьеса поставлена в 1883 г.
* косвенная датировка: после разрыва со Сваном Вердюрены собирались взять Одетту «с собой в Комическую оперу на “Одну ночь Клеопатры”» – премьера состоялась в «Опера-комик» в 1885 г.

Часть III. «Имена стран: Имя»:
косвенная датировка (по событию-прототипу): перед Рождеством Жильберта намеревается идти «к подруге смотреть из ее окна на приезд короля Феодосия» [I:493] – одним из наиболее вероятных прототипов Феодосия был Николай II, и его визит в Париж в октябре 1896 г. является событием-прототипом
косвенная датировка малой значимости: в конце книги на прогулках в Булонском лесу мужчины об Одетте: «Я припоминаю, что я с ней весело провел время в день отставки Мак-Магона» [I:507] – отставка произошла 30.01.1879; весело провести день с Одеттой можно было и до Свана, и в разгар их отношений с Одеттой, и значительно позже – значимость этого маркера ничтожна

2 том – «Под сенью девушек в цвету»
Часть I. «Вокруг госпожи Сван»:

косвенная датировка (по событию-прототипу): перед обедом в семье героя с участием Норпуа: «Совсем недавно газеты писали, что в Опере, на торжественном спектакле в честь короля Феодосия, государь имел с маркизом де Норпуа продолжительную беседу» [II:13] – тот же ориентир, что и в конце I книги: октябрь 1896 г.
косвенная датировка: изменение критериев светского общения в связи с попытками г-жи Сван создать свой салон: «Дело Дрейфуса ввело новый критерий немного позднее, уже после того как я стал бывать у г-жи Сван <…> Когда я стал бывать у г-жи Сван, дело Дрейфуса еще не разгорелось, и кое-кто из видных евреев пользовался большим весом» [II:103] – дело Дрейфуса разгорелось в начале 1898 г.
косвенная датировка (анахронизм): в конце того года, когда герой стал бывать в доме Сванов, г-жа Котар сообщает о новом особняке Вердюренов: «вы слыхали, что особняк, который только что купила госпожа Вердюрен, будет освещаться электричеством? Я узнала об этом не от моих агентиков, а из другого источника: мне рассказывал не кто иной, как монтер Мильде» [II:200] – магазин электрических товаров Мильде открылся позднее, в 1900 г.

Часть II. «Имена стран: Cтрана»:
косвенная датировка (анахронизм): сцена в лифте Гранд-отеля [II:262] – лифты во Франции получили распространение после 1900 г.
косвенная датировка: «Перед уходом Эме не мог не высказать мнение, что Дрейфус виновен безусловно» [II:415] – судя по всему дело Дрейфуса уже «разгорелось», что в реальной хронологии соответствует 1898 году
явные анахронизмы:
*маркиза де Вильпаризи, получив от Норпуа информацию о его служебной поездке с отцом героя в Испанию, сообщает Марселю: «ваш отец вернется уже на будущей неделе – в Альхесирас он, по всей вероятности, не поедет» [II:301] – в Альхесирасе в 1906 г. проходила международная встреча по Марокко
* Блок там же в Бальбеке приводит в пример военного писателя, который «с фактами в руках доказал, что в русско-японской войне японцы непременно будут разбиты, а русские победят» [II:375] – в сюжете романа дело Дрейфуса только разгорелось (1898), а здесь уже речь о войне 1904-1905 гг.
прямые датировки:
* сообщается, что отец Робера, граф де Марсант, «не успел узнать своего сына» [II:335]: в 1871 году он «опять поступил на военную службу и погиб смертью храбрых на войне» [IV:587]
* в мастерской Эльстира герой встречает его очень старый акварельный портрет с подписью: «Мисс Сакрипант, октябрь 1872» [II:460], в котором узнает г-жу Сван до замужества [II:472]

3 том – «У Германтов»
Часть I:

Здесь немало РХ-маркеров в связи с делом Дрейфуса, и они не противоречат друг другу:
* только двое офицеров в полку, Сен-Лу и его товарищ, «стояли за пересмотр дела Дрейфуса» [III:102] – в 1898 г. Военное министерство отказало в пересмотре приговора Дрейфуса; однако правительство настояло на проведении повторного слушания, которое состоялось в 1899 г.
На приеме у маркизы де Вильпаризи:
* «общественный калейдоскоп тогда менялся и дело Дрейфуса должно было во-вот сбросить евреев на последнюю ступеньку общественной лестницы» [III:187] – соответствует началу 1898 г.
* герцогиня о Дрейфусе: «Какие идиотские, высокопарные письма пишет он с острова!» [III:238] – письма Дрейфуса опубликованы в 1898 г.
* ретроспективный комментарий Рассказчика: «потом, когда произошли такие потрясающие события, как признание Анри и последовавшее за признанием его самоубийство» [III:241] – самоубийство Анри: 30.08.1898
* де Шарлю в разговоре с героем упоминает своих родственниц, которые входят в «антиеврейскую Лигу французских патриотов» [III:291] – Лига французских патриотов основана в декабре 1898 г.
* по возвращении с приема домой герой застает спор их дворецкого (дрейфусара) и дворецкого Германтов (антидрейфусара), по поводу которого Рассказчик рассуждает: «Правда и ложь, сталкивавшиеся наверху, в выступлениях главарей Лиги французских патриотов и Лиги прав человека» [III:297] – Лига прав человека основана в феврале 1898 г.

Часть II. Глава 2:
явный анахронизм: на ужине герцогиня говорит, что «письма Гамбетты изумительны» [III:496] – часть его писем была опубликована в 1907 г.


4 том – «Содом и Гоморра»
Часть I:

косвенная датировка (анахронизм): в день приема у принцессы Германтской поджидая герцога и герцогиню в укромном наблюдательном пункте, Рассказчик поясняет свои действия: «Чтобы сопоставить с действительностью – и убедиться, что их опровергают факты, – военные теории Сен-Лу, я досконально изучил бурскую войну» [IV:15] – бурская война закончилась лишь в 1902 г.

Часть II. Глава 1:
прямая датировка: о Сване: «Раньше он никогда не носил, а теперь стал носить орден, который он получил в ранней молодости, в 70-м году, когда служил в Национальной гвардии... ему, как кавалеру ордена Почетного легиона, на похоронах были возданы воинские почести» [IV:137].
РХ-маркеры по делу Дрейфуса:
* Сван – Роберу де Сен-Лу (на приеме у принцессы): «Говорят, Лубе всецело на нашей стороне, я об этом знаю из достоверного источника» [IV:119] – Эмиль Лубе, президент Франции (1899-1906), сторонник пересмотра дела Дрейфуса
* антидрейфусар герцог Германтский, чтобы не носить траур по умершему в день приема у принцессы родственнику, уехал лечиться на воды и через три недели «вернулся в Париж рьяным дрейфусаром». Этому способствовали его новые знакомые – итальянская принцесса и две ее золовки: придя к принцессе играть в бридж, он, «в пылу своего нетерпимого антидрейфусарства брякнул: “Ведь с пересмотром-то дела пресловутого Дрейфуса всё затихло”, а принцесса и ее золовки возразили ему: “Напротив, это вопрос ближайшего будущего. Нельзя же держать в каторжной тюрьме ни в чем не повинного человека”» [IV:168,169] – 09.09.1899 Дрейфус был вновь признан виновным и приговорён к 10 годам заключения, а 19.09.1899 его помиловал президент Лубе.

начало серии явных анахронизмов (апогей этой серии – в V книге): завершая 1 главу, Рассказчик дает обзор перемен, происходивших в то (неопределенное, но протяженное) время в салонах Вердюренов, Одетты и герцогини Германтской. Г-жа Вердюрен «впервые достигла успеха» на волне триумфа русского балета и деятельности княгини Юрбелетьевой: «когда рядом с ней в литерной ложе на всех спектаклях “русских” мы увидим госпожу Вердюрен, эту настоящую волшебницу, которую аристократия раньше не знала, то светским людям ни с того ни с сего взбредет в голову, будто г-жа Вердюрен только что приехала с группой Дягилева» [IV:172] – здесь время повествования вдруг растягивается до 1908-1909 гг.

Часть II. Глава «Перебои чувств»:
явный анахронизм: директор бальбекского Гранд-отеля в разговоре с приехавшим героем, ссылается на вчерашний номер «Эко де Пари» и сообщает, что там «здорово достается Кайо за его политику [IV:188] – Жозеф Кайо, французский премьер-министр и министр иностранных дел в 1911-1912 гг. Имеется в виду марокканский кризис (июль 1911)

Глава 2
Глава 3:

анахронизм: де Козо, один из попутчиков дачного поезда, сообщил, что в «Жимназ» ставят «Владелицу замка» [IV:578] – премьера состоялась 25.10.1902
явные анахронизмы:
* «я поехал верхом к Вердюренам через лес <…> впервые увидел аэроплан: аэропланы были тогда еще редкостью» [IV:510-511] – подобные полеты осуществлялись не ранее 1910-х годов
* г-жа Вердюрен – барону: «Вот книга, которую я только что получила, – по-моему, она должна вас заинтересовать. Это Ружон. Заглавие прелестное: “Среди мужчин”» [IV:530] – книга вышла в 1906 г.

5 том – «Пленница»:
явные анахронизмы становятся здесь сквозным композиционным приемом:
* «Дело Дрейфуса кончилось давно, но двадцать лет спустя его все еще обсуждали, а тут прошло всего лишь два года» [V:42] – дело Дрейфуса кончилось в 1906 г., когда он был полностью оправдан
* Ориана в разговоре с героем о нарядах для Альбертины: «это золоченое шевро мы нашли в Лондоне, когда нас возила Консуэло Манчестерская... Бедная герцогиня Манчестерская скончалась» [V:47] – скончалась в 1909 г.
* «Вокруг Парижа в короткий срок понастроили ангаров... для аэропланов... после того дня, когда около Ла-Распельер у нас произошла почти мифологическая встреча с авиатором... у меня появилась излюбленная цель наших выездов в конце дня, доставлявших удовольствие и Альбертине, обожавшей все виды спорта: один из аэродромов» [V:121] – подобные ситуации с аэропланами и аэродромами появилась не ранее 1910-х годов
* слушая утренние речитативы уличных торговцев, герой сравнивает их с чрезвычайно популярной музыкой из «Бориса Годунова» [V:135] / французская премьера этой оперы состоялась 19.05.1908
* повторное упоминание о взаимодействии г-жи Вердюрен с группой Дягилева [V:279] (1909, 1910)
* упоминание де Шарлю об Аксьон франсез и кубизме [V:365] – политическая организация, основанная в 1908 г., в том же году появился и термин «кубизм»
* в конце книги, когда герой с Альбертиной покупали ей платья, они «напоминали декорации Серта, Бакста и Бенуа, которые в то время возрождали в русских балетах самые знаменитые эпохи в истории искусства» [V:440] – 1909 (Бакст и Бенуа), 1914 (Серт в балете «Легенда об Иосифе»)
* герой и Альбертина обсуждают мотивы из романов Томаса Гарди [V:448], переведенных на французский язык в 1906 и 1910 годах
Серия анахронистических РХ-маркеров, начатая в IV книге и достигшая пика в V книге, искажает хронологию в целях композиционных и для Пруста вынужденных. Предшествующий блок сюжетной хронологии был прямо увязан с реальной хронологией благодаря обыгрыванию в нем дела Дрейфуса. Этот центральный хронологический узел была задан в исходном замысле «Поисков» и стал точкой отсчета всей сюжетной хронологии – в обе ее стороны. В первоначальной версии романа сюжетный финал соответствовал по исторической хронологии началу 1910-х, т. к. осенью 1912 г. Пруст занялся публикацией книги. Но поиски издателя, вынужденная разбивка романа на три тома у Грассе и приостановка издания 2 тома из-за начавшейся войны – всё это привело к дальнейшей работе писателя над романом, к расширению первоначальной композиции и созданию второго сюжетного блока, прямо увязанного с историческим временем – с Первой мировой войной. При этом арка исходного сюжета в романе была сохранена, но замыкающая ее несущая стена должна была отодвинуться еще на 10 лет вперед, в послевоенное время. Именно это опасное для архитектоники романа обстоятельство потребовало от Пруста сжатия 1900-х годов чисто художественным способом (так как расширение сюжетного материала обрушило бы свод и без того сверхширокой постройки): по окончании сюжетного блока, связанного с делом Дрейфуса (т.е. после вечера у принцессы Германтской, в 1899 г.), он, начиная со второй поездки героя в Бальбек (которая по сюжету происходит следующим летом), стал растягивать историческую подоснову сюжетной хронологии с помощью привнесения в текст целого ряда анахронизмов, которые в читательском восприятии, напротив, стремительно укорачивали, спрессовывали 1900-е годы в незаметно проскальзываемый промежуток времени.

6 том – «Беглянка»
на всю книгу лишь три РХ-маркера:
опосредованная датировка: «Первый этап [забвения героем Альбертины] начался в воскресенье, в праздник Всех святых, когда я вышел из дому» [VI:188] – католический праздник Всех святых, отмечаемый 1 ноября, падал на воскресенье в 1903, 1908 и 1914 годах (в мае 1914 г. разбился на аэроплане недавний шофер и близкий друг Пруста Альфред Агостинелли – это событие-прототип для смерти Альбертины, а 1 ноября 1914 г. – прототип для описываемого начала ее забвения)
явный анахронизм (относительно смерти Свана, произошедшей еще до второй поездки героя в Бальбек [IV:321]): описывая неприятие герцогиней Германтской г-жи и мадмуазель Сван при жизни Шарля Свана, Рассказчик приводит пример: «В один из самых напряженных дней правления кабинета министров Рувье, когда все опасались, что между Францией и Германией начнется война, мы с графом де Бреоте обедали у герцогини Германтской, и мне показалось, что она чем-то озабочена <…> Герцогиня сказала графу де Бреоте: “Говорят, будто Мари-Эйнар [мать Сен-Лу] хочет создать Сванам положение в обществе. Завтра утром мне непременно надо будет пойти к Мари-Жильбер [принцесса Германтская] и попросить ее помочь мне противодействовать этому”» [VI:206] – речь идет о 1905-1906 годах, когда правительство возглавлял Морис Рувье (Танжерский кризис)
прямая датировка: Рассказчик приводит содержание нынешних приватных переговоров де Норпуа с принцем Фоджи в Венеции, попутно углубляясь в далекое прошлое маркиза, когда в 1870 году «он был послом Франции в одном немецком государстве» [VI:317]

7 том – «Обретенное время»
Последняя книга вновь насыщается РХ-маркерами, и они образуют второй хронологически узел «Поисков», прямо увязывающий сюжетную хронологию с историческим временем:
прямые датировки:
* «поскольку заболевание мое прогрессировало, мне придется порвать с обществом, отказаться от путешествий и музеев и отправиться в специальную лечебницу» – герой «полностью отказался от идей писательства и находился на излечении в санатории далеко от Парижа, до тех самых пор, пока там в начале 1916 года стало опять не хватать медицинского персонала» [VII:32,33].
* до этого он лишь однажды побывал в Париже, «в августе 1914, чтобы пройти медицинское освидетельствование, после которого и был помещен в свою лечебницу» [VII:33].
* «в Париже я оставался недолго и довольно скоро вернулся в свою клинику. Хотя вообще-то программа лечения, предписанного доктором, предусматривала полную изоляцию, мне дважды передавали письма: один раз от Жильберты, другой – от Робера. Жильберта писала мне (если не ошибаюсь, это было в сентябре 1914 года)» [VII:63].
* «И вот теперь, во время второго моего приезда в Париж, буквально на следующий день я получил еще одно письмо от Жильберты, которая, вне всякого сомнения, совершенно забыла о том, первом... потому что свой отъезд из Парижа в конце 1914 года теперь... она изображала совсем по-другому [VII:67]
* «В один из первых своих вечеров после возвращения в 1916 году, желая услышать о том единственном, что меня тогда интересовало, о войне, я отправился после ужина к госпоже Вердюрен» [VII:33]
противоречие во времени приезда героя в Париж в 1916 году: сперва Рассказчик сообщает, что «находился на излечении в санатории далеко от Парижа, до тех самых пор, пока там в начале 1916 года стало опять не хватать медицинского персонала» [VII:33], следовательно, речь идет о его приезде весной. Но в первые же дни, когда он идет к Вердюренам, весна превращается в лето: «Незадолго до окончания вечернего чаепития на все еще светлом небе становились видны коричневые точки, которые в синеющих сумерках можно было принять за мошкару или птиц... эта коричневая точка в летнем небе была не птицей... но аэропланом» [VII:45]. «Немногочисленные огни (из-за “готасов”) были уже зажжены, что было несколько неуместно, поскольку слишком рано произошел переход на летнее время... и над городом, по-ночному освещенным, во всю ширь неба — которое и не подозревало о существовании летнего и зимнего времени, и понятия не имело о том, что прежние половина девятого стали теперь половина десятого, – во всю ширь голубоватого неба все еще продолжался день» [VII:75]. – Франция впервые перешла на летнее время 14.06.1916; в последующие годы этот переход отодвинули на весну: 24.03.1917, 09.03.1918, 01.03.1919, 14.02.1920. Упоминание «летнего неба» согласуется именно с 1916 годом, но совершенно непонятны слова: «слишком рано произошел переход на летнее время» – напротив, в том году он произошел слишком поздно.

явные анахронизмы:
* продолжая беседовать с героем о нынешних временах и нравах (1916) де Шарлю, в частности, заявляет: «Прошло всего лишь несколько месяцев после того, как несчастному царю оказывали всяческие почести, поскольку он собрал конференцию в Гааге. А теперь все приветствуют освобожденную Россию и забывают этот славный титул» [VII:113] – Николай II был инициатором 1-й Гаагской конференции (1899), заложившей основы международного гуманитарного права о законах войны; освобождение России от монархии произошло 15.03.1917.
* описывая взаимоотношения метрдотеля в их доме и Франсуазы в дни своего недолгого пребывания в Париже (1916), Рассказчик упоминает, что отречение греческого царя Константина потрясло Франсуазу [VII:162] – Константин I отрекся от престола 11.06.1917.

условная датировка: «Новая клиника, в которую я попал теперь, оказалась нисколько не лучше предыдущей, и, прежде чем я смог ее покинуть, прошло довольно много лет»; герой поездом возвращается в Париж и видит полевые цветы, усыпавшие железнодорожную насыпь (лето) [VII:171-172] / «довольно много лет» – это не менее трех, поэтому окончательное возвращение героя в Париж состоялось не ранее 1919 года и происходило летом.

косвенная датировка: ко времени финального приема у Германтов Мари-Жильбер, прежняя принцесса Германтская, «уже скончалась, а принц, разорившийся в результате поражения Германии, женился на бывшей госпоже Вердюрен». В свою очередь г-жа Вердюрен «вскоре после смерти своего супруга вышла замуж за старого герцога де Дюраса... а муж ее скончался через два года после свадьбы» [VII:277] – Германия капитулировала 11.11.1918, поэтому принц разорился и женился на г-же Вердюрен не ранее начала 1919, следовательно, и прием у Германтов происходит не ранее лета 1919 года. Гюстав Вердюрен в начале войны был еще жив и умер после Котара, по-видимому, в 1915 или в начале 1916, при этом летом 1916 (во время приезда героя в Париж) г-жа Вердюрен еще была вдовой, т. е. не вышла замуж за герцога де Дюраса (это могло произойти в конце лета или осенью 1916, и в этом случае она повторно стала вдовой через два года – как раз накануне поражения Германии и разорения принца).

возраст героя: 1) на приеме герцогиня Германтская говорит герою: «Ваши сыновья по возрасту могли бы попасть на фронт» [VII:251]; 2) Одетта «была даже больше, чем воплощение Всемирной выставки 1878 года... Впрочем, я и не ожидал услышать от нее: “Я – Выставка 1878 года”, скорее уж: “ Я – аллея акаций 1892 года”» [VII:272] – 1-е утверждение определяет верхнюю границу рождения героя 1882 годом (при условии, что он стал бы отцом в 18-летнем возрасте, а его 18-летний сын успел бы попасть на фронт в 1918 году). 2-е утверждение дает основание полагать, что события первых месяцев влюбленности Марселя в Жильберту, когда той же осенью он ходил в Булонский лес украдкой смотреть, как г-жа Сван гуляет по аллее Акаций [I:505], происходили в 1892 году; эта датировка определяет нижнюю границу рождения героя 1877-1878 годами, так как в конце того же года, незадолго до Рождества, маркиз де Норпуа говорит о Жильберте, ровеснице Марселя: «Девочка лет четырнадцати-пятнадцати» [II:57].

верхняя граница повествования:
* упоминание процесса над Кайо в беседе герцога Германтского с английской четой [VII:97] относит эту беседу к весне 1920 г.
* на приеме у Германтов герой сравнивает Одетту с хорошо сохранившейся искусственной розой, но далее Рассказчик отмечает: «меньше чем три года спустя, ее, не то чтобы впавшую в детство, но какую-то размягченную, я повстречал на вечере, который давала Жильберта» [VII:272,273] – прием у Германтов происходил не ранее лета 1919 г., следовательно, вечер у Жильберты – не ранее зимы 1921/1922.
* в конце приема Жильберта знакомит героя со своей дочерью, девушкой «лет шестнадцати» [VII:359], в которой сошлись изначально противоположные для героя сторона Свана и сторона Германтов. «Эта самая дочь... впоследствии выбрала своим мужем какого-то невразумительного писателя, поскольку лишена была всякого снобизма, и тем самым заставила свою семью опуститься снова, причем до уровня куда более низкого, чем тот, откуда та поднялась» [VII:356] – судя по возрасту м-ль де Сен-Лу, события этого брака можно отнести к середине или к концу 1920-х.

Таким образом, хронология сюжетных взаимоотношений «Поисков» охватывает около 90 лет: от знакомства бабушки героя с будущей маркизой де Вильпаризи в школе для девочек Сакре-Кёр, в конце 1830-х, до замужества дочери м-ль де Сен-Лу в середине или конце 1920-х.
(А.Д.Михайлов определял их вдвое меньшим сроком: «По временной разбросанности упоминаемых или описываемых в книге событий это... очень большое произведение: обстоятельства... охватывают по меньшей мере сорок лет (условно говоря, от 1879 до 1919 года)» – Михайлов А. Д. «Поэтика Пруста», М.,2012, с.109).


Подводя итоги нашему рассмотрению взаимосвязи сюжетной хронологии «Поисков» с реальной исторической хронологией, можно утверждать, что данная взаимосвязь имеет неоднородный характер:
1) в наибольшей степени она прослеживается в эпизодах III и начала IV книг, связанных с обсуждением персонажами дела Дрейфуса, а также в эпизодах VII книги, связанных с событиями Первой мировой войны (что позволяет датировать сюжетные события этих эпизодов с наибольшей достоверностью)
2) в слабой степени она прослеживается в 1 и 3 частях I книги и во II книге (что позволяет датировать сюжетные события этих частей повествования с невысокой достоверностью)
3) в виде специфических художественных приемов она активизируется:
– во 2 части I книги: в сюжете «Любви Свана» взаимоисключающие РХ-маркеры представляли восприятию читателя 1910-х годов, отчасти уже утратившего знание событий конца 1870-х – 1880-х годов, картину несколько противоречивых воспоминаний, имитировали погружение в недавно ушедшую эпоху, а внимательному читателю указывали на фиктивность этого погружения (что позволяет датировать сюжетные события этой части повествования с невысокой достоверностью и при условии отклонения целого ряда РХ-маркеров как ложных)
– в конце IV – V книгах: здесь РХ-маркеры послужили сжатию 1900-х годов в восприятии нового поколения читателей (что не позволяет вовсе датировать сюжетные события этих частей и примыкающей к ним VI книги).

Что же касается нынешнего читателя «Поисков» (для которого даже Первая мировая война – это событие столь же далекое, как для Пруста наполеоновские войны), то РХ-маркеры ему уже мало что говорят. Они лишь утверждают в его восприятии определенную пропитанность текста «Поисков» реалистическими подробностями, а их композиционная роль не столько пропадает, сколько изменяется – теперь РХ-маркеры в большей степени усложняют восприятия и без того трудноулавливаемой сюжетной хронологии (а внимательного читателя отвлекают на всяческие хронологические исследования).

Оглавление хронологического путеводителя по Прусту
Окончание следует...
.
Tags: *Пруст «В поисках утраченного времени», Путеводитель по Прусту (хронология)
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments