Максим (1_9_6_3) wrote,
Максим
1_9_6_3

Category:

Еще не всё потеряно…

До меня только сейчас дошло то, что давно было впитано какой-то частью восприятия, но не осознавалось. Это я о фильме 1966 года «Кто боится Вирджинии Вулф?» Майка Николса.

В этом фильме упаковано много слоев смысла – это чувствуешь сразу, при первом же просмотре (даже если в первый раз не хватает сил досмотреть до конца – как и «Восемь с половиной» Феллини).
Хорошо, если есть возможность не форсировать восприятие и самому «дорасти» до понимания настоящего искусства. Вот, на 58-м году жизни, я дорос до осознания одной из главных идей этого фильма. Она в том, что человеческому духу дано обретать свободу в самых тупиковых, казалось бы, непреодолимых обстоятельствах.

Эта идея фильма (или пьесы?) «Кто боится Вирджинии Вулф?» воплотилась не на материале общественного противостояния, как у Милоша Формана в «Пролетая над гнездом кукушки». Идея свободы человеческого духа реализовалась здесь в самой что ни на есть частной жизни, в ее самых естественных и незаметных обстоятельствах.
Супружеская пара не может иметь детей – вот одно из таких обстоятельств, в котором даже никто не виноват. Но в любви друг к другу (а эта пара очень любящая, несмотря на все их побоища) они рождают сына – исключительно духовным способом, в своем общении. И это отнюдь не игра, как может показаться случайно узнавшим об их сыне гостям или нам, зрителям.
Нет смысла пересказывать всю эту большую сюжетную линию, дойду лишь до того момента, когда муж принимает решение «убить» их сына. Может показаться, что это убийство – кульминация семейной ссоры, акт возмездия мужа изменившей ему жене… Но нет, суть этого поступка, конечно, совсем не в этом. Созданный в утешение друг другу «сын их семейных разговоров», в какой-то момент становится той самодостаточной иллюзией, которая уже не утешает, а начинает властвовать над человеком – оттого жена начинает проговариваться о нем совершенно посторонним людям.
И в этой ситуации происходит второй, драматический акт освобождения человеческого духа – муж (и отец) берет на себя ответственность и убивает их сына, убивает слишком далеко зашедшую иллюзию.

Это очень глубокое состояние свободы и духовного мужества в ее отстаивании. И образ этого состояния создан Ричардом Бёртоном очень тонко и неброско (в отличие от напористой игры Джека Николсона в роли бунтаря Макмёрфи). Кстати, Бёртону в актерском мастерстве здесь ни капли не уступает Элизабет Тейлор.

Но возвращусь к тому, что с самого начала давало мне ощутить этот смысловой слой, задолго до его осознания. Это ощущение несла музыкальная тема фильма, завораживавшая тем, что в ней была явная «отдушина» той сгущающейся атмосфере, казалось бы, непреодолимого и изнуряющего выяснения отношений. И лишь вчера, пересматривая фильм, я вслушался в вариации этой внешне простой темы в срединных сценах – очень тонкая работа композитора Алекса Норта.



.
Tags: *кино, восприятие искусства
Subscribe

  • Когда-то было много добрых людей...

    В оригинале эта цитата сплошная. Но так в ней ощутимы три ступени, и так по ним необычно спускаться, что хочется задержаться на каждом шаге. (…

  • Роберт Шуман не виноват!

    Вероятно, только восприятие музыки способно дать самое «убедительное доказательство» навязчивой природы штампа. Когда в голове сотый раз…

  • В ожидании свежей статистики

    «Вид зарева действует на всех одинаково. Как барыня, так и слуги чувствуют внутреннюю дрожь и холод, такой холод, что дрожат руки, голова, голос...…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 12 comments

  • Когда-то было много добрых людей...

    В оригинале эта цитата сплошная. Но так в ней ощутимы три ступени, и так по ним необычно спускаться, что хочется задержаться на каждом шаге. (…

  • Роберт Шуман не виноват!

    Вероятно, только восприятие музыки способно дать самое «убедительное доказательство» навязчивой природы штампа. Когда в голове сотый раз…

  • В ожидании свежей статистики

    «Вид зарева действует на всех одинаково. Как барыня, так и слуги чувствуют внутреннюю дрожь и холод, такой холод, что дрожат руки, голова, голос...…