Максим (1_9_6_3) wrote,
Максим
1_9_6_3

Как я провел день

В 6 утра, как обычно. Кофе, запись в календаре: «10-40 – прививка, сертификат».
Утренняя доза компьютера. Копирую, на всякий пожарный, старые посты из «Архива В.Ч.»...

Пролог.
Некоторое количество лет тому назад, будучи воспитанницей детского сада и находясь на летней даче сада в Малеевке, Марина ожидала приезда мамы. После завтрака воспитательница вывела деток на прогулку в соседнюю рощу. Поспевала земляника, и все разбрелись по поляне: кто-то сразу съедал найденную ягодку, кто-то насаживал на «тимофеевку», кто-то делал букетики... А Марина, вылив воду из фляжки стала складывать ягоды туда. С серьезным и даже озабоченным лицом она собирала самую крупную и спелую землянику в фляжку, периодически поглядывая: сколько ягоды набралось. Ведь у нее была ясная и важная цель – насобирать земляники к маминому приезду, сделать ей очень вкусный подарок.
Сосредоточенность и увлеченность не остались незамеченными, и некоторые собратья в панамках стали интересоваться, что она делает. Марина обстоятельно объяснила им свою задачу, воодушевленно нарисовав предстоящую картину маминого наслаждения. И эти несколько ребят, зарядившись ее энтузиазмом, решили помочь в почти невыполнимой цели – насобирать как можно больше земляники. Они так же тщательно собирали лучшие ягоды, приносили в ладони, высыпали в фляжку и тут же вместе с Мариной озабоченно смотрели, сколько же теперь стало. Конечно, полную фляжку они не насобирали, но возвращались с прогулки маленькой, но сплоченной группой единомышленников.

На часах – девять. Побрился, надел намордник, сходил купил багет. Холодно, однако, с утра.
Закрыл картонками от солнца герань, надел намордник, не забыл подготовленный с вечера сертификат, пошел в поликлинику. Шел минут двадцать.
На осмотре: жалоб нет, побочек нет, вопросов нет. Врач сообщила, что вакцинация не обязательно предотвратит возможное заболевание, но предохранит от тяжелых осложнений и фатального исхода.
Хорошо, пока не закончено всё на кладбище, фатальный исход мне ни к чему. Ко второй прививке готов.
Укололи, подождать 30 минут. Жду, звоню, объясняя, что Вера Васильевна оленя не убивала, эти рога – чей-то подарок. Да, тетёрка – ее трофей, но не более того.
Всё, можно идти домой. Еще двадцать минут пешком, молодец. А раньше меня гуляла Трулька...
Ну, что опять за компьютер? Нет, пойду еще насыплю семечек синичкам и сам что-нибудь.
После чая мужественно не уселся за компьютер, а прилег со II томом Н.Я. Из сегодняшнего:
«Мандельштам никогда не сделал ни одного шага навстречу читателю. Он нуждался в собеседнике, в первом слушателе (их бывало всего несколько), но не в читателе. Воспитанием читателя, как символисты, он не занимался и не вербовал читателей, как футуристы, ставшие потом лефовцами. Мне думается он уважал своего потенциального читателя, а если его уважаешь, нет места ни воспитанию, ни вербовке. Мандельштам обращался к читателю как к равному или даже к лучшему...
...для него... поэт несет особую ответственность перед людьми, потенциальными читателями, за каждое свое слово. Люди ничего не должны поэту, а для него существуют запреты. Он может играть с людьми, он грешит, как все люди, и в этом нет смертного греха. Но поэт не смеет быть соблазнителем... Поэзия священна, но поэт – грешный человек. Поэзия не равна откровению – этого Мандельштам не забывал никогда». И она же пишет в примечании: «Брюсов считал свою поэзию откровением. Сукин сын».
Однако, надо что-то приготовить, кроме кофе и чая. Морковь резал, индейку резал, масло растительное лил, воды тоже. Перемешивал, не сжег, дня на четыре.
Ну, уж после обеда без компутера никак нельзя. Пока голова не затрещала.
Выключил. Как добросовестный исследователь, померил температуру. Слабак – 36,0. Но голова трещит, читать не потяну. Выти на улицу? Даже не вспомнил об этом.
Остается кино, из записей прежнего НТВ: «Джульетта и духи» (1965). Первый цветной фильм Феллини. Смотрел его в кинотеатре «Москва» в 1980-х – когда приезжала Мазина и в ее честь (естественно, без объявлений) дали трехдневную ретроспективу: «Дорога», «Ночи Кабирии», «Джульетта и духи».
Вот интересно все-таки смотреть Феллини после Надежды Мандельштам. Особенно такой свободный фильм, как «Джульетта и духи». Растягивает восприятие. Как Феллини экспериментирует с лицом Мазины, как она спокойно дает ему довести внешность героини в нескольких эпизодах почти до отвратительной карикатуры, не роняя при этом ее внутреннего достоинства. Вот и игра, и отношение к человеку.
Нет, надо прерваться, чтобы сделать этот пост...
Эпилог.
В тот день приехала одна Вера Васильевна, и Марина передала ей подарок для мамы. Вечером ребятам, помогавшим собирать землянику, очень захотелось узнать – всё ли прошло по намеченному плану, и устроив небольшой совет в кроватях, они послали Марину к воспитательнице с ответственной задачей – позвонить в Москву. Та не стала проявлять принципиальность и соединила Марину с бабушкой. Вера Васильевна заверила внучку, что маме очень понравилась земляника: ей так вкусно было есть ее с молоком! Из сего факта Марина сделала однозначный вывод, что земляника была съедена бабушкой – ведь мама терпеть не могла молоко, которое обожала Вера Васильевна.
В спальне под грозное шиканье няни, Марина шепотом рассказала своим единомышленникам с каким удовольствием мама ела собранную ими землянику...
Все заснули счастливые, или почти все.
.
Tags: *Чаплина Вера, Мандельштам Н., Мандельштам О., Марина, Феллини, семейное
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 25 comments