Максим (1_9_6_3) wrote,
Максим
1_9_6_3

Category:

О Розе Тамаркиной. Часть 2



В 1940 г. Тамаркина блестяще заканчивает московскую консерваторию – ее имя вносится на доску отличия. В этом же году она вышла замуж за пианиста Эмиля Гилельса. Будущее вырисовывается перед ней в самом радужном свете – ее волнуют новые творческие замыслы, концертные программы, гастрольные поездки… Однако война неожиданно и резко ломает всё. Вместо увлекательных гастролей ей, как и другим, приходится столкнуться с тяготами эвакуации, с бесчисленными жизненными невзгодами и трагедиями, обрушившимися в ту пору на миллионы людей. К тому же, некоторое время спустя у Тамаркиной обнаруживаются первые симптомы тяжелого заболевания, перед которым врачи в конце концов окажутся бессильными.

Впрочем, ее занятия не прекращаются. С 1941 г. Тамаркина – аспирантка консерватории. Вначале у нее тот же руководитель, что и прежде – А.Б.Гольденвейзер. Однако спустя два года она переходит к профессору К.Н.Игумнову.




К.Н.Игумнов. Фотография с дарственной надписью Розе Тамаркиной. 1947

Музыкант редкого обаяния, любимец московской публики, Константин Николаевич Игумнов пользовался в 30-40-е годы большой популярностью у пианистической молодежи. Его класс посещали в разное время Лев Оборин, Яков Флиер, Мария Гринберг, Наум Штаркман… Игумнов обладал особым звуковым мастерством. Фортепиано поистине преображалось под его руками. Он извлекал из инструмента звук редкой красоты, в котором не было и следа деревянного призвука, подчас свойственного туше некоторых пианистов. Однажды услышанный, этот по-особому мягкий и напевный звук запоминался навсегда.
Вполне естественно, что Тамаркину интересовал своеобразный творческий стиль Игумнова. Тем более, что он в некоторых принципиально существенных моментах отличался от художественной манеры ее прежнего учителя. В чем-то даже контрастировал этой манере. Тамаркина внимательно присматривалась к художественной практике Игумнова, и ей всё более близкими становились его звуковые поиски и находки, тонкая внутренняя разработка деталей исполняемого, проникновенность и благородство выражения. Привлекала ее в педагогической работе Игумнова и то, что она была направлена на свободное развитие духовного начала в учениках. Тамаркина чувствовала, что многое может почерпнуть у Константина Николаевича – поэтому и решилась на такой нелегкий шаг, как переход из класса в класс, от одного педагога к другому. Надо отдать должное А.Б.Гольденвейзеру: он сумел понять свою ученицу. Не отторгнул ее, не перестал уважать и ценить ее талант.
Два года, проведенные в аспирантуре у Игумнова, во многом усовершенствовали мастерство пианистки. Несмотря на трудные условия, она много концертировала – в Свердловске, Новосибирске, Алма-Ате, Фрунзе.



В конце 1942 г. Тамаркина выступала в Москве, в Большом зале консерватории. Владимир Софроницкий, пришедший на репетицию перед концертом, чтобы послушать ее интерпретацию «Симфонических этюдов» Шумана, очень высоко оценил исполнение пианистки, считая его блестящим. Подобные оценки выдающихся мастеров и широкая популярность, сопровождавшие ее творчество с самых ранних лет, не исказили характера Розы Тамаркины – как случается, и нередко, в артистической среде. Окруженная почитанием, освещенная лучами славы на протяжении едва ли не всей своей недолгой жизни, она не изменила самой себе, своей человеческой природе. Не возвела себя – внутренне, психологически – на некую вершину, которая столь же возвышает человека в собственных глазах, сколь и отдаляет его от других.


1938

В мемуарах, посвященных Тамаркиной, постоянно наталкиваешься на упоминания о ее «врожденном чувстве такта», о том, что она «держалась естественно, обращалась с людьми приветливо и просто», – хотя, разумеется, и не теряла при этом чувства собственного достоинства. Несомненно, она знала цену своим достижениям. Скорее всего, не преуменьшала их, поскольку дались они с огромным трудом. В тоже время она «никогда не давала повода думать, что считает себя исключительной натурой». По словам близких, она была «хорошим товарищем», более того, «любимицей» тех, с кем ей приходилось общаться.
В 1943 году у Тамаркиной появляются первые признаки тяжелого заболевания. И прежде она не отличалась хорошим здоровьем (в 1938 г. грипп вызвал осложнение на правую руку, что не позволило ей участвовать на конкурсе в Брюсселе). Весной 1944 г. врачи поставили безнадежный диагноз – рак лимфатической железы. Розе только исполнилось 24 года.
Первое время родные скрывали от нее истинное положение дел – пока болезнь давала знать о себе сравнительно редко. Тамаркина по-прежнему много работала, разъезжала по стране с концертам, закончив аспирантуру, стала ассистенткой профессора Игумнова. В октябре 1945 г. в письме английской пианистке Муре Лимпани она делится своими планами: «…Сейчас настроение у всех нас бодрое, хорошее. После такого блестящего завершения войны, после таких грандиозных побед нашей великой армии хочется еще больше работать, совершенствоваться… Я сейчас много занимаюсь, собираюсь на гастроли в Ленинград и другие города, хотя нахожу это несколько утомительным, в чем с Вами согласна, но всё же долго засиживаться в Москве не люблю…»


Роза Тамаркина после исполнения Второго концерта Рахманинова
Большой зал Ленинградской филармонии. 1947

Она любила играть, любила эстраду, обладала прирожденной художественной смелостью, которая не так уж часто встречается даже у самых больших артистов. В самых трудных условиях, отнюдь не располагавших к выступлению, она сохраняла самообладание и, что всего важнее, не утрачивала творческого вдохновения. В последние годы жизни она нередко выступала с высокой температурой, но слушатели, зачарованные ее игрой, получали от исполнения Тамаркиной полнокровные звуки радости жизни и незабываемые ощущения одухотворенности и полета фантазии. И лишь немногие знали, что артистка угасает.
В октябре 1949 г. в Большом зале Московской консерватории состоялся торжественный вечер, посвященный 100-летию со дня смерти Шопена. Роза Тамаркина исполнила на нем Второй концерт для фортепиано с оркестром Шопена – тот самый, который она играла когда-то в Варшаве. Последнее концертное выступление Тамаркиной состоялось в феврале 1950 года. 5 августа ее не стало.
Музыку и жизнь были для нее неразделимы. Она не представляла себя без выступлений. «Врачи говорят, что если бы я совсем не играла и совершенно отказалась бы от концертов, это значительно продлило бы мою жизнь. Но зачем мне такая жизнь?»


Вечер памяти Р.Тамаркиной. Играет Л.Коган
(на заднем плане – А.Б.Гольденвейзер, М.В.Тамаркина, Я.Флиер).
2 сентября 1958

Время идет, и имя Розы Тамаркиной, ставшее легендой для слушателей 30-40-х годов, уже почти не известно нынешним поколениям любителей музыки. Слишком мало было сделано записей ее игры – все они умещаются на трех дисках (выпущенных в отреставрированном виде два года назад стараниями компании «Виста Вера» и музыковеда Олега Черникова).







Но дело не только в недостатке записей. Тамаркина ушла из жизни в пору нового подъема отечественного музыкально-исполнительского искусства, который последовал за окончанием Великой Отечественной войны. Это время было счастливым для концертной сцены, насыщенным многообразными и интересными событиями. Продолжили свой славный артистический путь Л.Оборин, В.Софроницкий, М.Юдина, С.Рихтер, Э.Гилельс (расставшийся с Тамаркиной в 1943 г. и с тех пор избегавший любых упоминаний о ней). Наряду с опытными мастерами, всё громче и увереннее заявляют о себе молодые таланты – победители различных международных состязаний и конкурсов, число которых неуклонно увеличивается. Б.Давидович, Т.Николаева, В.Ашкенази, Л.Власенко, Д.Башкиров, Н.Штаркман, Э.Вирсаладзе – эти и многие другие артисты оказываются в центре внимания специалистов и любителей музыки в 50-60-е годы.
С 1958 года в стране организуется свой международный конкурс – имени П.И.Чайковского, который становится ведущим событием каждого четырехлетия, отодвинув для отечественной музыкальной общественности все другие международные конкурсы на второй план. Советская пианистическая школа, сложившаяся в 30-40-х годах, заняла в три последующие десятилетия ведущие позиции в мире. К сожалению, педагогов масштаба Нейгауза, Игумнова и Гольденвейзера в последующее время уже не появлялось, и эти позиции к концу столетия были утрачены. Новая, российская исполнительская школа пока еще не поднялась на уровень выдающихся достижений. Тем насущнее становится сейчас обращение к именам мастеров середины XX века. Среди первых из них – имя Розы Владимировны Тамаркиной. Несмотря на трагически короткую жизнь, она сумела вписать одну из ярких и неповторимых страниц в историю отечественного и мирового пианизма.


Роза Тамаркина. 1946

Текст составлен по материалам статей и воспоминаний Г.Цыпина, Я.Мильштейна, А.Гольденвейзера, Г.Нейгауза, Я.Зака, Т.Николаевой, опубликованных в сборнике «Воспоминания о Розе Тамаркиной», М.1989

Рахманинов. 2-й концерт, часть 1. Играет Роза Тамаркина (copy 2).wma
Рахманинов. 2-й концерт, часть 2. Играет Роза Тамаркина.wma
Рахманинов. 2-й концерт, часть 3. Играет Роза Тамаркина.wma
Шопен. Фантазия f-moll, op.49.Играет Роза Тамаркина.wma
Шуберт - экспромт №2.wma

Tags: *Тамаркина Роза, *исполнительское искусство
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 54 comments