Category: кино

Category was added automatically. Read all entries about "кино".

Вместо предисловия

Начиная этот журнал, я ориентировался на образы когда-то задуманной, но и поныне неосуществленной в материале эпической поэмы «Слон и моська»:

...И он задумал описать
Слона задумчивую стать;
Его формат необычайный,
Контраст, как будто бы случайный,
Хвоста и хобота. Затем –
Еще немало важных тем:
О космосе, о трансцендентном,
Об исторической канве,
И о периоде латентном,
Когда дремала мышь в слоне...

Впрочем, многое из задуманного реализовано в целом ряде прозаических постов, часть из которых не рекомендовано Министерством культуры моим дорогим читателям.

Одни посвящены искусству живописи:
О «Венере Урбинской». Опыт зрительского восприятия
«Портрет неизвестного с серыми глазами»
Образ художника в «Автопортрете» Карла Брюллова
Будапештский шедевр Гойи
Инфанта Маргарита в голубом платье
Жемчужина московского музея
О нескольких фрагментах иконы «Донская Богоматерь»
«Распятие» Дионисия. Образ и форма
О восприятии живописи Сезанна. Трудности первого впечатления
Предметная иллюзия и музыка живописи в натюрморте Сезанна
О Винсенте Ван Гоге и его картине «Море в Сент-Мари»
Алексей Венецианов. Идеальный портрет русской жизни. Часть I
Алексей Венецианов. Идеальный портрет русской жизни. Часть II
Мой вернисаж. Художник Евгения Тавьева
О художественном качестве
«Бедный кавалер»
От образа к форме или от формы к образу?
О плохо написанном произведении + продолжение...
Свежая мысль + Об искусстве за пределами текста + О том, как художники используют натуру
«Игроки в карты» (опыт критики)
Два «Паломничества» Антуана Ватто

Другие – искусству кино:
Параджанов и Пазолини
«Жертвоприношение» Тарковского
О фильмах Андрея Звягинцева ..и, увы, продолжение...
О фильме «Подстрочник»
«Кто боится Вирджинии Вулф?»

Третьи – искусству вообще...
О совершенстве творчества ...и продолжение полемики по этой теме
О творчестве и его путях
Во всем виноваты Сезанн и Мандельштам ...и продолжение полемики по этой теме
Антилотман (в пяти частях)

...и искусству в частности:
В поисках вишенки (об одном стихотворении Бродского)
Лучшее – враг хорошего? (о Бибигонах Митурича)
Лев Разумовский – скульптор

Кроме того, в этом журнале вы встретите (нажимая на соответствующий тэг под этим постом):
– немало интересных материалов о писательнице Вере Чаплиной (сейчас ее архив выкладывается в отдельном ЖЖ vchaplina_arhiv) и пианистке Розе Тамаркиной
Путеводитель по Прусту: Имена
Путеводитель по Прусту: Хронология
– массу художественных и просто старых фотографий
– годовую подписку на «Хронику Московской жизни» 1900-1910 годов и ее продолжение в годах 1930-х (все темы и персоналии, имеющие отношение к «хроникам» 1930-х, сопровождены метками со звездочкой)
– список известных жителей ЖСК «Советский писатель»
– незавершенный «Словарь музейных вещей»
– кое-что из чемодана кота Хамло
– рассекреченные материалы шпионских поездок в рубрике «далеко от Москвы»
– эпизоды дачной жизни в рубрике «дачное»
– диких и одомашненных людей с их четвероногими владельцами в рубрике «животные»
– живопись
и многое другое...

МИНЗДРАВОБЛСОЦХРЕНРАЗВИТИЕ предупреждает:
здесь очень, очень много картинок!!!...
.

Еще не всё потеряно…

До меня только сейчас дошло то, что давно было впитано какой-то частью восприятия, но не осознавалось. Это я о фильме 1966 года «Кто боится Вирджинии Вулф?» Майка Николса.

В этом фильме упаковано много слоев смысла – это чувствуешь сразу, при первом же просмотре (даже если в первый раз не хватает сил досмотреть до конца – как и «Восемь с половиной» Феллини).
Хорошо, если есть возможность не форсировать восприятие и самому «дорасти» до понимания настоящего искусства. Вот, на 58-м году жизни, я дорос до осознания одной из главных идей этого фильма. Она в том, что человеческому духу дано обретать свободу в самых тупиковых, казалось бы, непреодолимых обстоятельствах.

Эта идея фильма (или пьесы?) «Кто боится Вирджинии Вулф?» воплотилась не на материале общественного противостояния, как у Милоша Формана в «Пролетая над гнездом кукушки». Идея свободы человеческого духа реализовалась здесь в самой что ни на есть частной жизни, в ее самых естественных и незаметных обстоятельствах.
Супружеская пара не может иметь детей – вот одно из таких обстоятельств, в котором даже никто не виноват. Но в любви друг к другу (а эта пара очень любящая, несмотря на все их побоища) они рождают сына – исключительно духовным способом, в своем общении. И это отнюдь не игра, как может показаться случайно узнавшим об их сыне гостям или нам, зрителям.
Нет смысла пересказывать всю эту большую сюжетную линию, дойду лишь до того момента, когда муж принимает решение «убить» их сына. Может показаться, что это убийство – кульминация семейной ссоры, акт возмездия мужа изменившей ему жене… Но нет, суть этого поступка, конечно, совсем не в этом. Созданный в утешение друг другу «сын их семейных разговоров», в какой-то момент становится той самодостаточной иллюзией, которая уже не утешает, а начинает властвовать над человеком – оттого жена начинает проговариваться о нем совершенно посторонним людям.
И в этой ситуации происходит второй, драматический акт освобождения человеческого духа – муж (и отец) берет на себя ответственность и убивает их сына, убивает слишком далеко зашедшую иллюзию.

Это очень глубокое состояние свободы и духовного мужества в ее отстаивании. И образ этого состояния создан Ричардом Бёртоном очень тонко и неброско (в отличие от напористой игры Джека Николсона в роли бунтаря Макмёрфи). Кстати, Бёртону в актерском мастерстве здесь ни капли не уступает Элизабет Тейлор.

Но возвращусь к тому, что с самого начала давало мне ощутить этот смысловой слой, задолго до его осознания. Это ощущение несла музыкальная тема фильма, завораживавшая тем, что в ней была явная «отдушина» той сгущающейся атмосфере, казалось бы, непреодолимого и изнуряющего выяснения отношений. И лишь вчера, пересматривая фильм, я вслушался в вариации этой внешне простой темы в срединных сценах – очень тонкая работа композитора Алекса Норта.



.

Платье герцогини Германтской

Вспоминая наряды прустовской герцогини, обычно упоминают ее эффектное красное платье из 3 и 4 томов «Поисков». А вот в финале романа, где на «балу масок» герой-рассказчик проводит немало времени в обществе герцогини Германтской, ее облик оказывается настолько заслонен гротескными портретами других персонажами, что почти не отпечатывается в памяти.
И все же вчитаемся в текст Пруста:
«...мне только что удалось приблизиться ней, протиснувшись сквозь двойной ряд любопытствующих, которые, даже не осознавая, как действует на них великолепное искусство нарядов и гармоничность облика, потрясенные этой рыжеволосой головой и розовато-золотистым телом, едва виднеющимся сквозь черные кружевные чешуйки и россыпи драгоценностей, любовались им, наследственными изгибами его линий, как если бы это была какая-нибудь священная рыба, осыпанная драгоценными камнями, Гений-покровитель семейства Германтов...»
(7 том, «Обретенное время»)

Это черное платье хранится сейчас в Москве, в Бахрушинском музее, и представлено на сайте Госкаталога весьма непрезентабельными фотографиями:

1

Платье из черного пан-бархата с узким облегающим лифом на широких атласных бретелях. Нижняя часть лифа клиновидная. Застежка на спине на металлические крючки. Грудь задрапирована черным атласом, собранным мягкими складками. От центра драпировки снизу вверх пришита гирлянда из 9 черных роз, украшающая правую часть груди. Юбка длинная на черном шелковом подкладе, со шлейфом. Нижняя юбка из черной сетчатой ткани.
Рукав съемный накладной, до локтя, заложенный тремя мягкими складками, с широкими воланами в нижней части. Воланы на подкладке из черного шелкового репса.
Франция, 1970-е; художник Дениз Фужероль
пан-бархат, х/б ткань, репс, шелк, капроновая сетка
лиф: дл. переда 30 см., юбка: дл. пер. части 110 см., дл. зад. части 181 см. Дл. рукава 38,5 см.

Это платье – сценический костюм Майи Плисецкой для роли герцогини Германтской в телеверсии балета Ролана Пети «Перебои сердца» по мотивам романа «В поисках утраченного времени».
Национальный балет Марселя, телеканал France 3 (1981)

Оно демонстрировалось на выставках из собрания Бахрушинского музея, посвященных Майе Плисецкой, – в Москве в 2015 году (слева, без рукавов) и в Новосибирске в 2019 (справа, в полном комплекте)

2

А вот так черное платье герцогини Германтской выглядело на Плисецкой в финальной сцене фильма-балета: Collapse )

Мазине в этом фильме «нечего делать»

(из статьи киноведа Семена Гинзбурга, которая будет представлена ниже...)

0

(также будет рассказано и о дебюте 19-летней Умы Турман...)

Но обо всем по порядку.

1

Газета предупреждала жителей города о скором приезде Джульетты Мазины с новым фильмом Федерико Феллини: Collapse )

«Гленн Гульд. Жизнь после смерти» (2006) – вчера по «Культуре»

Гульд, конечно, удивительно притягателен. Но и затягивает, как воронка. Очень центростремителен.
Однако фильм Брюно Монсенжона дает возможность нам прочувствовать это притяжение и остаться в открытом пространстве – в этом большое мастерство режиссера и та свобода, которую редко встретишь в фильмах о столь масштабных фигурах.


GOULD_01

http://www.brunomonsaingeon.com/
На сайте есть полная фильмография Монсенжона – сколько же там всего! Поразительно.
Эх, показала бы «Культура» хотя бы то, что он о наших музыкантах наснимал...

Из истории ЖСК «Советский писатель» – 12

Очередное пополнение Списка известных жителей ЖСК «Советский писатель» принес Справочник Союза кинематографистов СССР [на 01.10.1970] / сост. Г.К.Мирнова. – М.: Искусство, 1971. – 463 с.


1

Манана Андроникова с отцом

Андроникова, Манана Ираклиевна искусствовед, киновед (1936-1975), трагически погибла – с.20/д.29
В «Дневнике» Александра Гладкова ошибочно указано, что она жила на 9 этаже (в действительности – на 10-ом), запись от 30.01.1975 Collapse )

Из истории ЖСК «Советский писатель» – 11

Список известных жителей кооператива продолжает пополняться за счет расширения источниковой базы. Теперь, помимо Списка телефонов ЖСК «Советский писатель» (1966) и пяти справочников Союза писателей (1964-1986 гг.), мы имеем данные из двух справочников Союза кинематографистов:
7. Справочник Союза кинематографистов СССР [на 01.03.1981] / сост. Г. К. Мирнова. — М., 1981. — 490 с.
8. Справочник Союза кинематографистов СССР [на 01.01.1986] / сост. Г. К. Мирнова. — М., 1986. — 527 с.

Все дополнения будут внесены в предыдущие посты, а сейчас – некоторые лишь некоторые из вновь выявленных жителей:

Агранович, Михаил Леонидович, кинооператор (р.1946) – 7:16/д.27 (жил вместе с отцом, см. Леонид Агранович)

Аринбасарова, Наталья Утевлевна, актриса (р.1946) – 7:21/д.21; 8:24/д.23
К этому стоит добавить еще одно ее проживание в д.23 (но в другой квартире) – в 1960-х годах. В каждой из этих трех квартир она жила с разными мужьями-кинематографистами: режиссером Андреем Кончаловским (1960-е, д.23, 2 подъезд, 5 этаж), художником-постановщиком Николаем Двигубским (1970-е, д.21), режиссером Эльдором Уразбаевым (1980-е – 1990-е, д.23, 1 подъезд, 7 этаж). С Натальей Аринбасаровой в этих квартирах проживали сын Егор Кончаловский (р.1966) и дочь Екатерина Двигубская (р.1974).

Кончаловский Аринбасарова

Андрей Кончаловский и Наталья Аринбасарова в своей 1-комнатной квартире ЖСК «Советский писатель»: 2-я Аэропортовская, д.16, корпус 3, центральный подъезд, 5 этаж (нынешний дом 23 по Красноармейской ул.). Из окна виден 1-й корпус (нынешний дом 27).


Брагинский, Александр Владимирович, кинокритик, переводчик (1920-2016) – 8:37/д.29

Голуб, Лев Владимирович, кинорежиссер (1904-1994) – 8:57/д.23

Курляндский, Александр Ефимович, кинодраматург (1938-2020) – 7:102/д.23; 8:109/д.23

Загадочная, на первый взгляд, ситуация произошла с проживанием кинорежиссера Павла Григорьевича Любимова (1938-2010) – 7:112/д.21; 8:119/д.21 – в одной квартире с кинодраматургом Александром Евсеевичем Новогрудским (1911-1994) – 7:132/д.21; 8:141/д.21 – и сестрами Погожевыми – 7:142/д.21; 8:150/д.21. Collapse )

Из истории ЖСК «Советский писатель» – 3

В начале 1960-х только что отстроенные корпуса писательского кооператива заполняли не только поэты, прозаики, переводчики, литературоведы и редакторы. В отдельно взятые подъезды вселялись драматурги, театроведы и даже деятели кинематографа.
Прослойка последних была немногочисленна, но весьма интересна: актриса Ольга Аросева, режиссер Даниил Храбровицкий, кинокритик Ростислав Юренев…

1

Кадр из фильма «Рождение Советского кино» (1969)

Юренев в те годы был уже, что называется, «мэтром», но репутацию имел неоднозначную.
В 1963 году он в пух и прах разнес привезенный на Московский кинофестиваль «8 ½» Феллини – как фильм «формалистический, предающий идеи демократического неореализма…» ( …вспоминает Наум Клейман). В 1967 году Юренев не оставил камня на камне от хуциевского «Июльского дождя», виртуозно отправив его в ряд «печальной серости» ( Открытое письмо кинорежиссеру М.Хуциеву // Советская культура, 29.08.1967)
И так далее…
Так что, отдавая должное профессионализму и острому, язвительному слову Юренева-кинокритика, многие относились к нему с раздражением.

Претензии к Ростиславу Николаевичу имела и Вера Чаплина, соседка по кооперативу «Советский писатель». Но здесь дело было в его собаке.
Не знаю, как Чаплина расценивала киноведческие статьи Юренева, но собачьи статьи его спаниэли Груньки она находила превосходными.
– Как она держит головку!.. – восторгалась Вера Васильевна, знавшая толк в спаниэлях.

2-а

Вера Чаплина со спаниэлью Джальмой (1963)


Рыженькую Груньку Юренев обычно выгуливал напротив нашего дома. Чем постоянно будировал Марину – ей страсть как хотелось щенка спаниэля.
Ростислав Николаевич планировал в ближайшее время «выдать замуж» Груньку и одну из народившихся у нее барышень клятвенно обещал подарить Чаплиной. Вера Васильевна даже придумала имя будущему питомцу: Да́ли.
Но красавица-Груня благополучно пропустовала, наплевав на интересы высоких договаривающихся сторон. Collapse )