Category: театр

Category was added automatically. Read all entries about "театр".

Вместо предисловия

Начиная этот журнал, я ориентировался на образы когда-то задуманной, но и поныне неосуществленной в материале эпической поэмы «Слон и моська»:

...И он задумал описать
Слона задумчивую стать;
Его формат необычайный,
Контраст, как будто бы случайный,
Хвоста и хобота. Затем –
Еще немало важных тем:
О космосе, о трансцендентном,
Об исторической канве,
И о периоде латентном,
Когда дремала мышь в слоне...

Впрочем, многое из задуманного реализовано в целом ряде прозаических постов, часть из которых не рекомендовано Министерством культуры моим дорогим читателям.

Одни посвящены искусству живописи:
О «Венере Урбинской». Опыт зрительского восприятия
«Портрет неизвестного с серыми глазами»
Образ художника в «Автопортрете» Карла Брюллова
Будапештский шедевр Гойи
Инфанта Маргарита в голубом платье
Жемчужина московского музея
О нескольких фрагментах иконы «Донская Богоматерь»
«Распятие» Дионисия. Образ и форма
О восприятии живописи Сезанна. Трудности первого впечатления
Предметная иллюзия и музыка живописи в натюрморте Сезанна
О Винсенте Ван Гоге и его картине «Море в Сент-Мари»
Алексей Венецианов. Идеальный портрет русской жизни. Часть I
Алексей Венецианов. Идеальный портрет русской жизни. Часть II
Мой вернисаж. Художник Евгения Тавьева
О художественном качестве
«Бедный кавалер»
От образа к форме или от формы к образу?
О плохо написанном произведении + продолжение...
Свежая мысль + Об искусстве за пределами текста + О том, как художники используют натуру
«Игроки в карты» (опыт критики)
Два «Паломничества» Антуана Ватто

Другие – искусству кино:
Параджанов и Пазолини
«Жертвоприношение» Тарковского
О фильмах Андрея Звягинцева ..и, увы, продолжение...
О фильме «Подстрочник»
«Кто боится Вирджинии Вулф?»

Третьи – искусству вообще...
О совершенстве творчества ...и продолжение полемики по этой теме
О творчестве и его путях
Во всем виноваты Сезанн и Мандельштам ...и продолжение полемики по этой теме
Антилотман (в пяти частях)

...и искусству в частности:
В поисках вишенки (об одном стихотворении Бродского)
Лучшее – враг хорошего? (о Бибигонах Митурича)
Лев Разумовский – скульптор

Кроме того, в этом журнале вы встретите (нажимая на соответствующий тэг под этим постом):
– немало интересных материалов о писательнице Вере Чаплиной (сейчас ее архив выкладывается в отдельном ЖЖ vchaplina_arhiv) и пианистке Розе Тамаркиной
Путеводитель по Прусту: Имена
Путеводитель по Прусту: Хронология
– массу художественных и просто старых фотографий
– годовую подписку на «Хронику Московской жизни» 1900-1910 годов и ее продолжение в годах 1930-х (все темы и персоналии, имеющие отношение к «хроникам» 1930-х, сопровождены метками со звездочкой)
– список известных жителей ЖСК «Советский писатель»
– незавершенный «Словарь музейных вещей»
– кое-что из чемодана кота Хамло
– рассекреченные материалы шпионских поездок в рубрике «далеко от Москвы»
– эпизоды дачной жизни в рубрике «дачное»
– диких и одомашненных людей с их четвероногими владельцами в рубрике «животные»
– живопись
и многое другое...

МИНЗДРАВОБЛСОЦХРЕНРАЗВИТИЕ предупреждает:
здесь очень, очень много картинок!!!...
.

Платье герцогини Германтской

Вспоминая наряды прустовской герцогини, обычно упоминают ее эффектное красное платье из 3 и 4 томов «Поисков». А вот в финале романа, где на «балу масок» герой-рассказчик проводит немало времени в обществе герцогини Германтской, ее облик оказывается настолько заслонен гротескными портретами других персонажами, что почти не отпечатывается в памяти.
И все же вчитаемся в текст Пруста:
«...мне только что удалось приблизиться ней, протиснувшись сквозь двойной ряд любопытствующих, которые, даже не осознавая, как действует на них великолепное искусство нарядов и гармоничность облика, потрясенные этой рыжеволосой головой и розовато-золотистым телом, едва виднеющимся сквозь черные кружевные чешуйки и россыпи драгоценностей, любовались им, наследственными изгибами его линий, как если бы это была какая-нибудь священная рыба, осыпанная драгоценными камнями, Гений-покровитель семейства Германтов...»
(7 том, «Обретенное время»)

Это черное платье хранится сейчас в Москве, в Бахрушинском музее, и представлено на сайте Госкаталога весьма непрезентабельными фотографиями:

1

Платье из черного пан-бархата с узким облегающим лифом на широких атласных бретелях. Нижняя часть лифа клиновидная. Застежка на спине на металлические крючки. Грудь задрапирована черным атласом, собранным мягкими складками. От центра драпировки снизу вверх пришита гирлянда из 9 черных роз, украшающая правую часть груди. Юбка длинная на черном шелковом подкладе, со шлейфом. Нижняя юбка из черной сетчатой ткани.
Рукав съемный накладной, до локтя, заложенный тремя мягкими складками, с широкими воланами в нижней части. Воланы на подкладке из черного шелкового репса.
Франция, 1970-е; художник Дениз Фужероль
пан-бархат, х/б ткань, репс, шелк, капроновая сетка
лиф: дл. переда 30 см., юбка: дл. пер. части 110 см., дл. зад. части 181 см. Дл. рукава 38,5 см.

Это платье – сценический костюм Майи Плисецкой для роли герцогини Германтской в телеверсии балета Ролана Пети «Перебои сердца» по мотивам романа «В поисках утраченного времени».
Национальный балет Марселя, телеканал France 3 (1981)

Оно демонстрировалось на выставках из собрания Бахрушинского музея, посвященных Майе Плисецкой, – в Москве в 2015 году (слева, без рукавов) и в Новосибирске в 2019 (справа, в полном комплекте)

2

А вот так черное платье герцогини Германтской выглядело на Плисецкой в финальной сцене фильма-балета: Collapse )

Хорьё

(хорьё – из лексикона Галины Вишневской)


хорьё.jpg


«…Всё на этом спектакле было фальшиво. И патриотизм хора, и его манифестация, и подъем публики, и слезы хористов, и радость охранников, и самая торжественность спектакля, и коленопреклонение Шаляпина, и даже самый успех постановки «Бориса Годунова», постановки не совсем удачной.
Но все были заняты не тем, что было, а тем, что каждому благодаря сложившимся обстоятельствам показалось, и это «показалось» было принято за «действительность» и на этом фоне нарисована совсем фальшивая картина действительности…»
(Владимир Теляковский, директор Императорских театров)

Валентин Серов – Федору Шаляпину: «Что за горе, что даже ты кончаешь карачками. Постыдился бы».
Александр Амфитеатров «Открытое письмо Шаляпину»: «…В фазисе столь глубокого верноподданничества тебе не могут быть приятны старые дружбы, в том числе и со мною. Спешу избавить тебя от этой неприятности. Можешь впредь считать меня с тобой незнакомым. Крепко больно мне это, потому что любил я тебя и могучий талант твой» (Амфитеатров разослал это письмо в редакции многих русских газет)
Максим Горький – Екатерине Пешковой: «Выходка дурака Шаляпина просто раздавила меня – так это по-холопски гнусно! Ты только представь себе: гений на коленях перед мерзавцем и убийцей! Третий день получаю из России и разных городов заграницы газетные вырезки. Любит этот гнилой русский человек мерзость подчеркнуть»


Из писем Федора Шаляпине – жене, Иоле Торнаги:

9 января 1911 г., Петербург
«…Пел я великолепно. Успех колоссальный – был принят на первом представл[ении] «Бориса Годунова» государем в ложе у него. С ним разговаривал. Он был весел и, между прочим, очень рекомендовал мне петь больше в России, чем за границей…»

20 января 1911 г., Монте-Карло
«…Теперь расскажу тебе эту жалкую и рабскую историю о национальном гимне, спетом на коленях. Было так: хористов оштрафовала дирекция, и они нашли, что дирекция слишком строго отнеслась к ним. Тогда они договорились петь национальный гимн на коленях перед царем, присутствовавшим в театре. Но так как публика не аплодировала до моей сцены (в доме Бориса) и занавес не поднимали, то хор не мог сделать этого. А вот когда я спел свою сцену (и скажу, с большим успехом, т. к. чувствовал себя очень хорошо) и когда вся публика встала, крича «браво, Шаляпин», тогда хор вышел из-за двери (единственной в этой декорации) и, к моему удивлению и удивлению всего театра, встал на колени. Так как я не мог уйти со сцены (дверь была загорожена), я был также вынужден встать на колени, иначе я мог бы иметь неприятности, и прежде всего это было бы неделикатной демонстрацией с моей стороны, так как царь приехал специально из-за меня в театр. Но поскольку (ты знаешь) журналы и многие люди, распускающие слухи в обществе, не любят меня, скажу больше, ненавидят меня, то понятно, что пишут и говорят обо мне всякое.
Естественно, что, если бы не этот случай, я никогда бы не вздумал вставать на колени, потому что отлично понимаю, что можно петь гимн и выказывать уважение, не будучи смиренным рабом.
Эта история вызвала у меня настоящее отвращение. Я еще раз убедился, что в России люди скорее рабы, что нагайка или кнут для них, может быть, необходимы.
Я знаю, что многие плохо говорят обо мне, но я чувствую, что моя совесть чиста, и потому мне все равно, что там толкуют… Collapse )

Жиль Роман в бежаровском «Щелкунчике»

Посмотрите его в Арабском танце:




«Для меня танец представляет собой сочетание двух компонентов. Прежде всего, это внутренний поиск для собственного развития и открытия себя через роли, вещи, то есть познавательный личный путь. Морис считал это очень важным. С другой стороны, танец – это воплощение щедрости. Например, когда ставится спектакль, он ставится для людей и для общения, а не для того, чтобы публика смотрела его, оставаясь на расстоянии...»



Photobucket



Жиль Роман (Gil Roman), артист балета, хореограф.
Родился в городке Алес на юге Франции в 1959 г. Первые уроки получил дома: «У меня тетя – звезда балета, и вся семья с балетным прошлым. Мне было 7 лет, когда я сказал: «О, мне это тоже нравится!» – и решил продолжить семейные традиции...» Обучался танцу в Академии балета Монте-Карло, а затем в Каннском международном центре по классу Розеллы Хайтовер и Жозе Феррана.Collapse )

Сен-Лоран и театр

Photobucket

«Шалопе». Эстрадный танец



«Родился я 1 августа 1936 года в городе Оране в Алжире в семье страхового агента. Мои детские годы и юность прошли счастливо в кругу семьи. Между родителями и мною были добрые дружеские отношения, и у меня никогда не было ощущения, что они старше меня. Мама всегда была очень молода, элегантна, обожала праздники и красивую одежду. Мы очень дружили. Меня поражало ее умение понять меня и вообще людей, ее великодушие.
Когда вечером мать выходила из комнаты в вечернем платье, чтобы ехать на бал, мы с сестрами, у меня две младшие сестры, поджидали ее в коридоре и провожали восторженными восклицаниями. Это был настоящий театральный выход, и я всегда ощущал его как театр. И, может быть, именно эти вечерние наряды матери и заставили меня все время рисовать платья, костюмы... Collapse )

Хроника Московской жизни 1901-1910 гг.

30 августа (12 сентября по новому стилю)

«…Начинают свою художественную работу три зимних театра – Большой, Малый и Новый…»

Новости дня. 1901. 31 августа

«…Данилов монастырь торжественно праздновал 250-летие со дня открытия мощей св. благоверного кн. Даниила.

Театр Корша праздновал 20-летие своего существования…»

Московские ведомости. 1902. 31 августа

«…В Замоскворечье, на Коломенско-Ямской улице, при станции Москва Рязанско-Уральской ж. д. устроен Астраханским рыбопромышленным товариществом склад-ледник для хранения рыбных товаров, прибывающих по железной дороге…»

Московские ведомости. 1903. 30 августа

«…Совершено освящение аудиторного корпуса при Московском университете, по Б. Никитской улице, предназначенного для юридического и физико-математического факультетов…»

Московские ведомости. 1904. 31 августа

«…Член Совета Театрального общества А.А.Бахрушин решил приобрести на Ваганьковском кладбище большой участок земли под актерские могилы…»

Русское слово. 1906. 31 августа

«…Открыто движение по новой линии электрического трамвая от Немецкой слободы до Красных казарм…»

Московские ведомости. 1908. 31 августа





Богословский переулок (улица Москвина, 3). Здание театра Ф.А.Корша в начале XX в.



Федор Адамович Корш

Русские сезоны в Париже. Часть II

В 1912-13 годах дягилевская антреприза показывает балеты на музыку современных западных композиторов – Клода Дебюсси, Мориса Равеля, Райнальдо Гана, Флорана Шмита, к созданию либретто привлекается молодой поэт и художник Жан Кокто, нарисовавший несколько афиш для сезонов 1910-11 годов и уже ставшим в труппе своим.



Жан Кокто. Автопортрет



Collapse )